Триумф вандализма. О воронежском (и не только) стрит-арте | «Время культуры»

Триумф вандализма. О воронежском (и не только) стрит-арте

4

В апреле наш город посетил известный уличный художник Кирилл Кто, о творчестве которого мы тактично умолчали. Но приезд этой эксцентричной личности в Воронеж совпал с обсуждением проекта с незамысловатым названием – «Стрит-арт и граффити города Воронеж». Из названия ясно, про что это, а вот зачем и почему – мы сейчас и разберемся.

6115651690_ce060974d9_o

Проект не имеет никакого отношения к Кириллу Кто, это действительно совпадение. Началось все раньше – новое движение сформировал Денис Евграфов, молодой веб-разработчик. Идея возникла после воркшопа (разновидность современного учебного мероприятия) пензенского урбаниста Святослава Мурунова. Участники воркшопа должны были составить туристический маршрут по не самым очевидным достопримечательностям города. Дениса заинтересовала тема стрит-арта и граффити (сам он не рисует), а пройдясь по местам, которые остались в памяти, он отметил примеры уличного искусства на карте. Но Денис решил на этом не останавливаться и создать полную карту граффити в Воронеже. Поначалу он все делал сам, но постепенно на его замысел стали откликаться и уличные художники, и простые сочувствующие.

Главная цель проекта – не просто составить карту того, что уже есть, а вовлечь людей в изменения города, разумеется, положительные. В прошлом году на первый фестиваль стрит-арта в Воронеже «Здесь» приезжали гости из Германии. Они были удивлены количеством «чистых» поверхнос­тей и прогнозировали городу стремительное развитие уличного искусства.

Здесь есть уровни и жанры. «Факел – чемпион» особым шрифтом – это детский рисунок, если проводить параллель. Но можно дорасти до крупных фестивалей, когда будут звать в другие города, дадут краски и заплатят за работу. А поскольку все становление проходит на улице, то и люди видят, как растет художник. Часто неопытные авторы хотят сразу показать себя во всей красе, поэтому в итоге они действительно только портят стены.

Очень нелегко провести границу между граффити и стрит-артом, когда сами уличные художники не делают четкого деления, многие авторы и команды работают в смешанных стилях. Стрит-арт – это новая форма искусства, выросшая из граффити и реализующаяся в наклейках, трафаретах, плакатах и скульптурах. Стрит-арт может «начаться» на стене, «продолжиться» по асфальту – и так до соседней улицы. Своего рода галерея под открытым небом в городских условиях. В свою очередь, граффити входит в понятие «уличное искусство».

Жанровое деление (временами спорное) идет и среди исполнителей. Чтобы понять, кто борется с красотой, а кто за красоту, разберем два противоположных типа художников. Есть «бомберы» – они ближе всех к вандализму и ценят в первую очередь адреналин, количество «работ» и выбранное место. «Бомбер» (или команда) выбирает себе определенный «тэг» – образ – и начинает атаковать дома, гаражи, вагоны поездов. Чем больше следов оставил «бомбер», тем он якобы значительнее. И действительно, все больше людей хотят знать, что это за символ встречается на каждой стене. Популярность снискали, что дальше? Так, Команда PGSK сегодня потихоньку перерастает этот этап. Они поработали над созданием полноценных персонажей и оформили стену одной детской площадки, но в итоге получились страшноватые рожи. явно не для слабонервных детей старались.

Американец Фейри Шеппард «добомбился» до того, что его символы стали превращаться в бренды. Известная в штатах вариация портрета Андре «Великана» Руссимоффа (французского борца) и знаменитое «OBEY» («Подчиняйся») по степени воздействия на человеческое сознание сегодня превосходит лучшие образцы наружной рекламы. К слову, образы «Великана» распространялись плакатами и наклейками, номинально атрибутами стрит-арта, так что тут стили вновь смешались.

Или вот «мьюрал» (переводится как «фреска»), подразумевающее под собой дополнение пространства: стена раскрашивается на определенную тему. Это направление считается высокопрофессиональным и ценится как уличными художниками, так и обычными горожанами. В Воронеже предос­таточно качественных работ «на всю стену» : «Маяк-богатырь» Никиты Nomerz’а (Нижний Новгород); на Хользунова, 3 постарались An2One (Воронеж) и An-D (Нововоронеж), изобразив «Создание современного искусства»; «Лебедь» на придаченской дамбе от проекта «Кифир» (Воронеж-Витебск). Примеров много.

Граница между вандализмом и творческим самовыражением нередко весьма условна. Стрит-арт может не только уродовать, но и украшать город, органично вписываясь в среду. Разрисовывание стен (если это не фестиваль) по-прежнему остается на грани закона, однако с недавнего времени складывается интересная тенденция – в апреле за порчу работы Бэнкси «Девочка на качелях» полиция Лос-Анджелеса задержала некого Дэвида Нолла. Ему грозит до 5 лет тюрьмы за вандализм по отношению… к вандализму.

9_RWD6IXLL0

У команды «Стрит-арт и граффити города Воронеж» планы далеко идущие, если не сказать наполеоновские. Недавно в соцсетях они объявили конкурс на лучшее оформление трансформаторной подстанции в Суворовском сквере. Сейчас зеленая зона находится на реконструкции, а инвесторы, которые ею занимаются, обратились к основателю проекта с просьбой помочь преобразить трансформаторную подстанцию в центре сквера. А бывает так, что стрит-арт перекочевывает в театр. Вокруг полотен уличного художника Максима Lastik’а актеры театра драмы и театра кукол показали перформансы о разъединенности людей в век интернета и электронных технологий. Роман Климанов (воронежская составляющая проекта «Кифир») в июле приступит к преображению Библиотеки имени Корольковой – в качестве сюжета выбран «Финист – ясный сокол». Роман сам вызвался изменить внешний вид здания, а администрация библиотеки эту идею поддержала, правда, художнику придется работать за свой счет.

На сегодняшний день стрит-арт перекочевал в именитые художественные галереи, а коллекция работ современных художников считается неполной, если в ней нет творения того же Бэнкси. И все еще бытует мнение, что на стенах города краской и баллончиком орудует один уличный художник. Одной рукой он создает эстетичные работы, которые нравятся даже бабушкам – а уж они-то точно знают, что стены пачкать нехорошо. Другой рукой он клепает уродство в виде непонятных каракулей, признаний в любви разным девушкам, разочарования в этих же дамах и пишет, кем на самом деле является Вася из соседнего подъезда. В Воронеже и уличных художников немало, и цели они преследуют разные.

P.S. Я ни разу не сказала «граффитист», «граффитчик», «граффитун» или что-либо в этом духе. Для представителей этого направления подобные именования в какой-то мере даже оскорбительны. Культура граффити пришла с запада со своими устоявшимися терминами. И пусть запутаться в классификациях элементарно, а сами авторы все никак не договорятся, как что называть, в интернете они посмеиваются над СМИ и коллекционируют «обзывалки» от журналистов. Понятие «уличный художник» лучше всего отражает стык всех направлений, хоть и звучит, возможно, чересчур громко.

Клеменция Булахтина

Об авторе

4 комментария

  1. Олеся опубликовано

    «уличный художник Кирилл Кто, о творчестве которого мы тактично умолчали». Уважаемая Клеменция Булахтина, что же значит эта фраза? Вы ведь не в блоге личном пишете, а для аудитории. Я, например, не поняла эту фразу.
    Ну это так, для вашего же проф роста. Студентам журфака привет)

  2. Александр опубликовано

    «постарались An2One (Воронеж) и An-D (Нововоронеж)»
    An-D тоже из Воронежа, небольшая поправочка.

  3. Клеменция опубликовано

    Уважаемая Олеся! Такое ощущение, Вы не читали дальше первого предложения лида =) Спасибо за внимание к моей журналистской деятельности!

Оставить комментарий