Без икры и смокингов. Воронежский центр современного искусства сегодня | «Время культуры»

Без икры и смокингов. Воронежский центр современного искусства сегодня

0

Всё смешалось в центре Горшкова, Долгова и Алексеева. Создаётся впечатление, что творческая деятельность ВЦСИ идёт на спад: сводится к минимуму выставочный процесс, всё реже звучат имена его создателей. Что сейчас творится в ВЦСИ, кем творится — и творится ли вообще?

3717211713

Все ушли, а кто остался?

Несколько лет назад в Воронеже группой художников и кураторов был основан Центр современного искусства, который сразу стал яркой и самобытной художественной площадкой. На начальном этапе развитие центра было связано с известными в воронежской среде именами: Иван Горшков, Илья Долгов, Николай Алексеев и Арсений Жиляев. Жизнь центра была динамичной: выставочная и образовательная деятельность, зарубежные гости, сотрудничество с современными художниками на всероссийском уровне… Чем же сегодня занимаются основатели ВЦСИ и, конкретнее, чем занимается сам ВЦСИ?

Иван Горшков: «А как теперь можно заниматься ВЦСИ? Что могли, мы уже сделали. Когда-то мы привозили в Воронеж современных художников из других городов, показывали здешнему зрителю то, чего ранее никто не показывал. Сегодня делать то же самое бессмысленно. С другой стороны, у каждого из нас сейчас по-своему сложилась жизнь: кто-то уехал, кто-то создал семьи и завёл детей. Лично я скоро уезжаю в Берлин организовывать выставку».

Илья Долгов: «Я могу ответить только за себя. Летом 2014-го я из активной команды ВЦСИ самоотозвался, поскольку не мог далее совмещать личные творческие планы и общественную деятельность».

Создатели отпустили создание в вольное плавание. Как говорит Иван Горшков, такое положение вещей давно представлялось их сообществу логичным и неизбежным: одно поколение современных художников сменится другим, что полезно для оживления жизни центра. Да и надо уступать дорогу молодым. Судя по непонятной обстановке в ВЦСИ и штилю в выставочной программе (кроме «Девочки пришли»), непонятно, какие «молодые» встали на уступленную дорогу и куда эта дорога ведёт.

Как выяснилось, новое сообщество составили Кирилл Гаршин, Ирина Аксёнова, Евгения Ножкина, Аля Садретдинова, Анна Курбатова и Вероника Злобина. Приглашение в ВЦСИ новых художников позиционируется как самый главный и успешный вектор в развитии центра, где организацией творческого пространства занимаются все коллективно, но, видимо, роль учредителей в этом развитии скорее номинальная.

Илья Долгов: «Зимой 2015-го ВЦСИ сменил стратегию. С хорошей и интересной, но не очень прилежной выставочной институции — на творческую экспериментальную лабораторию. Выставки сейчас — часть образовательного процесса и далеко не главное. Основная миссия теперь — растить и развивать новых молодых художников. Сам поворот в стратегии я приветствую и считаю верным».

В новом формате

Молодые художники и займутся ВЦСИ в дальнейшем, устраивая мероприятия в формате открытых дверей, выставок, мастер-классов. Именно это, как считают отцы-основатели, развеет мифы о снобизме, закрытости и дидактической манере центра, где якобы укоренилась общность из нескольких человек, не принимающая «во внутренний круг» посторонних. Правда, теперь назревает вопрос к молодым, занимающимся развитием центра: что будете делать?

Аля Садретдинова: «Новый формат даёт большой простор для развития и совершенствования как художников, так и самой институции. Например, мы с Вероникой Злобиной сейчас в мастерских готовим выставку, которая откроется 17 июля в галере Х.Л.А.М. Планов очень много: начиная с кинопоказов с поп-корном и лекций — и до создания курса для детей и обновления библиотеки. Не стоит думать, что ВЦСИ прекратил свою работу как галерея. У нас в планах провести ряд групповых и персональных выставок и проектов. А на «Культпоходе» прочитаем лекцию на тему региональных институций в сфере современного искусства на примере ВЦСИ».

Сейчас в ВЦСИ преобладает формат мастерских и образовательный процесс, в ходе которого новые люди будут обучаться. Точнее, самообучаться. Как считает Иван Горшков, самое лучшее для новичков — работа внутри «активного и развивающегося» художественного сообщества, которая поможет юным дарованиям найти себя в искусстве. Учредители дают зелёный свет и отходят на второй план, если не сказать уходят вовсе, уже подводя итоги своей деятельности.

Иван Горшков: «Сейчас у нас эпоха перемен. Мы с Николаем Алексеевым недавно размышляли, к чему же всё-таки пришли. Мы некогда выполняли важную задачу: стимулировать всё к развитию городской художественной среды в формате современного искусства. Но за годы ситуация в городе изменилась: в рамках крупных фестивалей — например, Платоновского — появляются новые выставочные площадки. Как сказал Алексеев: «Нам больше не надо создавать прецедент». Теперь важно привлекать молодых художников, которые сделают ВЦСИ ещё лучше. Когда мы были студентами, нам хотелось сделать всё, как в цивилизованных местах: с большим бюджетом, шампанским, икрой… В общем, как там, где современное искусство не в андерграунде, а признано. Где люди приходят в смокингах, по приглашениям. Но потом поняли — это всё такие, косвенные атрибуты. Больше этих комплексов у нас нет».

Недавно Николай Алексеев написал на своей странице в Facebook пост, посвященный изменениям в ВЦСИ. Как выразился учредитель центра, «молодые художники производят искусство не покладая рук». Пока что в этом нелёгком деле отличись Кирилл Гаршин, наведший порядок в кладовой, Евгения Ножкина, воюющая с бюрократией, и Иван Горшков, починивший то, что до этого сломал. Николай Алексеев обещает в скором времени разъяснить новую программу ВЦСИ.

А кто платить будет?

Иронизировать над богемой увлекательно, но Иван Горшков, говоря про икру и шампанское, произнёс важную фразу — «с большим бюджетом». ВЦСИ находится в своеобразном финансовом положении: с одной стороны, нет прибыли (центр как некоммерческая организация не направлен на финансовую деятельность), с другой — нет серьезных затрат на аренду помещения, т.к. центр занимает здание на безвозмездной основе. В противном случае для некоммерческой организации аренда стала бы ощутимым ударом: помещение на проспекте Революции обошлось бы примерно в 150 тысяч рублей в месяц. Удара удалось избежать благодаря поддержке Татьяны Гордеевой.

Положение вещей далеко не худшее, но средства на развитие проекта всё же нужны. Эта проблема проявляется во многих аспектах деятельности центра: начиная с возможности трансформировать проект и заканчивая непродолжительным рабочим днем.

Илья Долгов: «Чтобы кунстхалле («выставочный зал» с немецкого — прим. ред.) хорошо работал, нужны деньги, профессиональные и мотивированные сотрудники, кропотливая и методичная работа. Мы для такого типа деятельности в Воронеже ресурсов изыскать не смогли — прежде всего, финансовых<…> Время посещений центра сдвинуто на вечер, потому что так удобнее молодой аудитории, которая для ВЦСИ является основной. Небольшое количество часов объясняется и тем, что нет возможности платить зарплату сотруднику с нормальным 8-часовым днём».

Иван Горшков ситуацию эту интерпретировал иначе: «Когда мы принимали помещение, ожидали в дальнейшем большой поддержки — теперь уже от воронежского бизнеса. Несмотря на все обращения к местным бизнесменам, мы не нашли ни одного вменяемого отзыва на нашу деятельность. Поэтому и приняли решение действовать самим. Зато не пришлось создавать уродливую полукоммерческую структуру с очень некрасивыми компромиссами. Были бы тут замешаны бюджетные средства — нам бы все кололи глаза, что мы пилим бюджет. Спонсорские деньги — спонсоры будут диктовать условия. В художественном сообществе нас бы критиковали за продажность. Поэтому эта неудача с финансированием и есть наша сильная сторона».

Тем не менее, отсутствие финансирования во многом осложняет деятельность центра. И, по мнению того же Ильи Долгова, неудача тут — это именно неудача. Без интерпретаций и поисков второй стороны медали. Неудача, которая подорвала деятельность ВЦСИ, а не создала ему ореол независимости.

Что же такое ВЦСИ и как его воспринимать сегодня? «Активное и развивающееся» сообщество? Штиль перед бурей? Или же штиль окончательный? Реализуются ли планы молодых, появятся ли по-настоящему резонансные проекты, будет ли ВЦСИ привлекателен на городском, всероссийском, европейском уровне? Сейчас центр занят вопросами чисто локального характера, размышлять о дальних горизонтах вряд ли уместно. Разве что можно подвести итоги активной работы прежнего объединения и строить прогнозы по поводу работы нового. А каким оно будет — без смокингов или без перспектив — покажет время и трудолюбие молодых художников.

ВЦСИ — некоммерческая общественная организация, с 2008 года ведёт выставочную и образовательную деятельность. Сезон 2009 открылся программной выставкой «Дальше действовать будем мы!». Проект попал в список номинантов государственной премии «Инновация». В 2010 году ВЦСИ стал участником фестиваля «Чернозём», представив свою выставку «Основание». В этот же период центр открыл «Живой музей перформанса» — проект, соединяющий в себе исследовательскую выставку с программой ежедневных перформансов, круглых столов, дискуссий. В 2011-2012 проводились персональные выставки. 2013 — новое начало, зарегистрированная некоммерческая организация и постоянное помещение в центре города.

изображение — выставка российского-голландского проекта xmas95 «Ничего не исчезает, всё меняется» из фотоархива ВЦСИ

Об авторе

Оставить комментарий