Театр юного зрителя: Бархатная революция | «Время культуры»

Театр юного зрителя: Бархатная революция

0

Субъективный обзор воронежских театров. Часть 3.

Полный обзор см. на странице…

11235432_848905038510229_942217015363745017_n

Новейшую историю воронежского ТЮЗа следует рассматривать поэтапно: до отставки Александра Николаевича Латушко – и после  неё. Латушко руководил долго,  более  20  лет. Дольше, чем  Леонид Ильич Брежнев Советским Союзом. Коммунисту Латушко в отдельно взятом театре удавалось в своё время претворить в жизнь многое из того, что творилось на шестой части суши при  генсеке с мохнатыми бровями.

Как  и в бывшем СССР, население воронежского ТЮЗа существовало в постоянном дефиците — всё время чего-нибудь не хватало. То краски для  стен,  то шифера на крышу, то сценической аппаратуры, то скульптуры на фронтон. Периодически Латушко, надраив до блеска депутатский значок (он ведь был ещё и депутатом областной Думы, возглавлял комитет по культуре), ходил к губернатору Гордееву и просил денег на решение той или иной отдельно взятой проблемы. Либо  губернатор у нас  слишком либеральный, либо  у коммунистов железная хватка – и Латушко не являлся исключением, но без добычи Александр Николаевич обычно не возвращался. Может быть,  поэтому у пожилых работников ТЮЗа бытовало стойкое убеждение, что уж чего-чего, а дефицита главного режиссёра в театре не будет  никогда. В их глазах Латушко оставался непоколебим, как  памятник Ленину на одноименной площади.

Надобно заметить, что тюзовский главреж-депутат вообще любил уделять общественной жизни большое внимание, и поэтому был опутан многочисленными заседаниями и круглыми столами, как новогодняя ёлка гирляндами. Не было, кажется, у нас такой организации, где бы он не действовал или почётно не состоял; Латушко хотели заполучить в свои комитеты и матери- одиночки, и трактористы-чечёточники, и даже мастера художественного свиста при  областном избиркоме.

Самые нервозные и возрастные театроюнозрителевцы вполне серьёзно полагали, что если  Александр Николаевич (не дай  бог!) решит оставить службу в ТЮЗе и целиком посвятит себя политике, то с этим самым театром обязательно что-нибудь случится. Они как  в воду глядели. С театром точно случилось, но не страшное, а вовсе  наоборот. Начало этому  положили воронежские коммунисты, в одночасье убравшие говорливого главрежа из числа своих  хедлайнеров. После утери Александром Николаевичем депутатского значка в сознании профильных чиновников вдруг  произошла метаморфоза: департамент культуры неожиданно понял, что 20  лет на одном месте  – это многовато даже для  по-пионерски задорного Латушко; что молодым у нас  дорога, ну и так  далее…

Короче, главным режиссёром ТЮЗа был назначен Вадим Кривошеев, служивший в этом театре очередным постановщиком и привлёкший ранее к себе внимание общественности рядом смелых и самобытных  спектаклей. С моей  точки зрения – однозначно лучшая кандидатура на этот пост, но в департаменте культуры работают самостоятельные люди:  они  поняли, какое решение будет  наиболее верным.  Особенно, если учесть, что о Кривошееве (как  говорят в кулуарах) не раз самым положительным образом отзывалась супруга воронежского губернатора.

Громкое назначение произошло совсем  недавно, Вадим  успел поставить в новом статусе лишь 2 спектакля, поэтому говорить о том, каков он – кривошеевский ТЮЗ – на мой взгляд, рановато. Зато  можно предположить, исходя из личности нового  главрежа, тем более этот принцип заявлен у нас в публикации изначально.

И что можно сказать о новом главном режиссёре ТЮЗа? Вадим находится сейчас на пике творческой активности, он весьма толерантен, а это качество встречается сегодня всё реже и реже.  Надо  же так  уметь:  преподавать, скажем, в воронежской академии искусств, играть на сцене Камерного театра — и не навлечь на себя проклятий радикалов-традиционалистов. Параллельно ещё  ставить спектакли в родном ТЮЗе,  не получая за это возмущенное «фи»  из лагеря апологетов актуального театра и драматургического реформаторства. Кривошеев задолго до назначения успешно сплотил вокруг себя талантливую тюзовскую молодёжь: она готова хоть нырять в холодные и глубокие воды неоклассицизма, хоть садиться голым задом на раскаленную плиту театрального авангарда. Вот, скажем, грянул кризис: все театры (кроме Камерного) застонали от недостатка финансирования, а в ТЮЗе  появились очень «бюджетные» в плане затрат спектакли, по- ставленные Вадимом. Качественные, художественные, ориентированные не на богатство декораций, а на мастерство актёрского ансамбля и харизматичность отдельных исполнителей. Кривошеев, конечно, не откажется, если  ему предложат 9-10 миллионов на какую- нибудь постановку, но и расстраиваться точно не будет, если  этого  не произойдёт.

Карьеру он начал с того, что закончил местную академию искусств, получил диплом актёра театра и кино. Вадим стал  весьма заметным явлением на сцене сразу двух воронежских театров – ТЮЗа и Камерного. Зрителям импонировали его герои, внушал симпатию и он сам – высокий, худощавый, с легкой ироничной улыбкой и глазами, в которых вечно пляшут бесенята. Нельзя не отметить, что Кривошеев – до отвращения интеллектуал; процесс приумножения клеток в его мозгу  идёт  вне зависимости от потребностей окружающей среды, и это иногда приводит к диссонансу в их взаимоотношениях. В одну  из таких минут, вероятно, интеллект Вадима восстал, сказал, что хватит тратить энергию на чужие замыслы, пора  воплощать свои  – и забросил тело  своего  хозяина в Москву.

Кривошеев успешно закончил театральный институт имени Щукина (мастерская Леонида Хейфеца) и стал  дипломированным режиссёром. На протяжении нескольких лет он ставил в ТЮЗе  тонкие и умные спектакли о представителях беспокойного и искреннего  молодого поколения, которое социологи по традиции окрестили «потерянным». Мне  нравилось, что он никогда не заигрывал со своенравной зрительской аудиторией, не шёл  у нее на поводу, дабы  обеспечить своим спектаклям успех  любой  ценой, как  это зачастую бывает в постановках других режиссёров, работающих с молодёжной тематикой.

Вадим умеет находить взаимопонимание со своими артистами, они  ему верят, в результате чего в их отношениях всегда присутствует творческая энергия. Вадим не конфликтен. Нет, это не означает, что если его что-то не устраивает в той или иной ситуации, то он будет  молчать. Просто Кривошеев не сторонник кровавых выяснений отношений и громких переворотов, ему ближе теория бархатных революций. Насколько помню, он всегда был уверен, что если  не обращать внимания на противодействие и недоброжелателей, а заниматься исключительно развитием собственного профессионализма, то в один прекрасный момент с удивлением убедишься, что недоброжелатели куда-то подевались, а сам ты уже  беззаботно болтаешь ногами в кресле худрука какого-нибудь театра. Что ж, судя  по последним назначениям, жизнь полностью оправдала такую профессиональную установку.

Следует рассказать об очень важном моменте, который ускользает от внимания общественности, поскольку это вроде  как  внутреннее дело театра, но на самом деле  имеет огромное значение, как  и всякий революционный прорыв. Уже через месяц становления Кривошеева в качестве главрежа весь творческий коллектив (за исключением двух-трёх вечно сомневающихся во всем человек) перешел на контрактную систему отношений с театром. Читатели в теме поймут, что это  просто бомба для постсоветского театрального пространства и что подобное достижение характеризует руководителя красноречивее, чем  все постановки вместе взятые.

Вадим – профессиональный пахарь. Будучи по макушку заваленным работой в ТЮЗе  и преподавательской  деятельностью в институте искусств, он некоторое время назад взвалил на свои  плечи и художественное руководство Театром равных – арт-проектом, участниками которого являются люди  с ограниченными возможностями здоровья. Занялся этим в самом начале существования проекта, когда никто не знал толком, что с этим всем делать: не было  ни  денег,  ни  поддержки спонсоров, ни  внимания со стороны власти. Каков результат сегодня? Театр равных имеет в репертуаре несколько интересных спектаклей, гастролирует по стране, участвует в международных фестивалях, а Кривошеев скромно улыбается, примостившись где-то в сторонке.

Он по-хорошему самолюбив, но не тщеславен, не старается специально привлечь к своей  персоне внимание общественности и прессы, но именно поэтому, вероятно, и оказывается постоянно в поле  зрения театральных специалистов. Например, двумя годами ранее его заприметил художественный руководитель воронежской Драмы Владимир Петров, пригласил к себе на постановку, и этот опыт  пошел на пользу как умелому селекционеру Петрову, так  и самому Кривошееву – важная веха  в режиссёрской биографии, что ни говори.

Что ещё  сказать о Вадиме Кривошееве? У него  сложился прекрасный дуэт  с директором ТЮЗа Андреем Васильевым, тоже  молодым, толковым и амбициозным руководителем, они  оба знают, чего хотят от своего учреждения, и понимают, как  этого  добиться. Такую гармонию у руководителей нечасто встретишь. Кривошеев  очень привязан к Воронежу, но степень его внутренней свободы позволяет ему быть  зависимым лишь от наличия любимой работы. Не станут мешать чиновники отдавать все силы родному ТЮЗу,  значит, будет выкладываться без остатка, не щадя себя. Если  начнут ставить палки в колеса, будет  терпеть до последнего, и, лишь окончательно поняв, что все усилия напрасны, уедет  туда,  где будет  востребованным. Свято  место  пусто не бывает – независимо от того, где оно находится. И Вадим это понимает.

Я думаю, что в ближайшие годы  за развитием воронежского ТЮЗа следить будет  очень интересно, у этого театра всё ещё  впереди.

 

 

Об авторе

Редактор газеты «Время культуры»

Оставить комментарий