Кужебарское триединство | «Время культуры»

Кужебарское триединство

0

10 сентября в воронежском Доме Актера в рамках фестиваля современного искусства «Чернозём» горожане стали свидетелями концерта в поддержку планеты Земля. Музыкальное волшебство на сцене создавало трио безгранично талантливых профессионалов – Владисвара Надишаны, Давида Кухерманна и Армина Метца.

IMG_8536

Владисвар Надишана – мульти­инструменталист-виртуоз, композитор, продюсер, новатор в области современной этнической музыки. В своих экспериментах он использует как традиционные музыкальные инструменты, так и собственного изобретения, совмещая архаику и современность, новаторские техники игры и возможности цифрового звука. Он разработал особый метод композиции, аранжировки и трансформации музыкального материала – «звуковую микрохирургию».

Давид Кухерманн знаком слушателям своей виртуозной игрой на ханге и рамочных барабанах. Музыкант выступал на многих фестивалях Европы, Африки, Южной Америки и США. В 2012 году он присоединился к мировому турне известного проекта Dead Can Dance как солист и участник группы.

Армин Метц уже с малых лет начал играть на фортепиано. Позже, вдохновленный современной электронной музыкой, он погрузился в мир синтезаторов, а затем серьезно заинтересовался бас-гитарой. Именно это увлечение позволило ему выработать уникальную технику, творить синхронные ритмические структуры: одновременно создавать и басовую линию аккордами, и мелодию, а также оставлять при этом простор для широкого набора перкуссионных эффектов.

Открыл концерт Никита Демидов, инструктор воронежского центра «Аштанга Йога» и по совместительству один из организаторов концерта. Он пожелал всем присутствующим полностью окунуться в атмосферу и упомянул о связи «Чернозёма» и музыкантов: Владисвар Надишана, как оказалось, родился в Воронеже.

Наш земляк тепло приветствовал аудиторию, кратко рассказывал о том или ином музыкальном инструменте, отвечал на вопросы из зала. Он представил зрителям металлический «дорожный» вариант уду (африканского керамического барабана-горшка), «похожий на водопроводную трубу» турецкий кавал (восточноевропейская диагональная флейта), компактный вариант мандóлы (старинного итальянского струнного инструмента). Виртуоз-экпериментатор также поведал зрителям две версии возникновения ханга, звучанием напоминающего металлофон или перезвон колокольчиков. Известно, что ханг – «молодой» музыкальный инструмент, он был изобретен совсем недавно – в 2000-м году. Надишана в шутку предпочел официальной точке зрения версию о том, что это исконно-русский народный инструмент. В подтверждение этой теории следует отметить, что все ханги, на которых играли Владисвар и Давид, сделаны в России.

Надишана в ходе концерта постоянно менял инструменты, использовал разнообразные флейты (уду, баву, кавал), ханг и… даже себя самого! В сольном выступлении он играл пальцами на губах и щеках в особой технике «body percussion» («перкуссия на собственном теле»). Одновременно в реальном времени на игру Владисвара накладывались дополнительные сэмплы, к примеру, использовался эффект полифонического трекинга «Sympla», запрограммированный Армином Метцем.

IMG_8447

Некоторые произведения Владисвар объявлял особо: не случайно он специально представил композицию «Гурганг», названную в честь священного мифического дерева Древнего Кужебара. Надишана играл на алтайском хомусе, более известном как варган. Это один из древнейших музыкальных инструментов: некоторые исследователи предполагают, что он мог возникнуть как минимум 5 тысяч лет тому назад! На Алтае варган (хомус) исконно использовался в шаманских камланиях.

Владисвар Надишана раздвигает известные рамки владения тем или иным инструментом, пробует себя в новых, непривычных техниках игры. Перефразируя известного поклонника шаманизма и культуры американских индейцев Джима Моррисона, можно сказать, что он «прорывается» через рутину и обыденность привычной жизни «на другую сторону».

Давид Кухерманн использовал на концерте разнообразную перкуссию – ханги, рамочный барабан, кахон (перуанский ударный инструмент, похожий на обычный деревянный ящик), уду, рик (ливанский бубен). Предваряя одну из композиций, музыкант представил часть своего перкуссионного арсенала как обычные «мексиканские ореховые шуршалки». Сольный номер Кухерманн исполнил, удивляя аудиторию разнообразными техниками игры на рике. Потом из зала поинтересовались, сколько же у Давида пальцев? В ответ он молча показал зрителям свои руки, все пальцы которых оказались на своих местах.

Описывая происходившее на сцене, нельзя не отметить слаженную игру ритм-секции. Иногда, глядя из зала на сцену, я думал, что Кухерманн использует какую-то «подзвучку» на перкуссии: только он опускал руку в процессе игры, и тут же появлялся низкий синтетический звук, похожий на ножной бас. Но переведя взгляд на Армина, я понял свою ошибку: музыкант просто брал басовый аккорд одновременно с Давидом – отсюда и возникало ощущение полного и связного звучания.

Армин Метц демонстрировал разнообразные высокопрофессиональные техники владения бас-гитарой: двуручный тэппинг, слэп, использовал самостоятельно запрограммированные им звуковые эффекты на тех или иных произведениях. Сольным выступлением этого виртуоза была его собственная композиция «Infin». Он объяснил зрителям, что будет использовать приятную слуху реверберацию с длинной задержкой, и исполнил довольно короткое, но в то же время проникновенное и лиричное басовое соло, в котором звуковой эффект удачно подчеркивал выбранное автором настроение.

IMG_8423

Мне игра музыкантов напомнила, как это ни покажется странным на первый взгляд, творчество легендарных King Crimson. Вторая часть заглавной сюиты их альбома 2003 года «The Power to Believe», равно как и композиция «Shoganai» с мини-альбома, выпущенного годом ранее, содержали перкуссию, записанную (случайно или преднамеренно) в стилистике, очень похожей на звучание ханга. А особый звук одной из флейт – баву (китайской язычковой флейты, схожей по звучанию с армянским дудуком) – своим низким тембром и особым интонированием Владисвара напомнила гитарные эффекты и технику Роберта Фриппа, одна из особенностей которой – связные гитарные фразы, исполняемые почти без пауз и с характерным низким «округлым» звучанием. Подобный прием использовался на совместном с Брайаном Ино альбоме «No Pussyfooting» 1973 года, который затем привел Фриппа к экспериментированию с пленочными петлями и сэмплами, а позже к изобретению «саундскейпа» – техники для создания «звуковых пейзажей» с помощью живущих собственной жизнью инструментальных петель. Здесь нельзя не усмотреть явную параллель со «звуковой микрохирургией» Надишаны и с его экспериментами в области цифровых аудиоэффектов. К тому же, бас-гитаристы, в разное время игравшие в King Crimson, выражали неподдельный интерес к «корневой» музыке, стремясь расширить собственный музыкальный кругозор. Корифей двуручного тэппинга Тони Левин сотрудничал с группой Нино Катамадзе. Трей Ганн, владеющий такими экзотическими инструментами, как стик Чепмена и Уорр-гитара, играл и записывался с коллективом Инны Желанной, в том числе и при создании ее нового альбома «Изворот».

Эксперименты в самых разных областях и жанрах раздвигают музыкальные рамки и границы, ищут новые способы самовыражения и зачастую приводят к изобретению неизвестных ранее инструментов и средств выразительности. Надеюсь, что многие зрители открыли для себя неиссякаемый родник аутентичного и поистине безграничного музыкального искусства.

Михаил Васильев
Фото Александра Рогозина

Об авторе

Оставить комментарий