Теории и практики воронежской архитектуры. Размышления о прошедших фестивалях | «Время культуры»

Теории и практики воронежской архитектуры. Размышления о прошедших фестивалях

0

Сначала появились «Дни архитектуры в Воронеже», потом грянул четвертый «Архидром». Облик города становится не только темой для дискуссий, но и поводом для разноформатных мероприятий. Это не внезапный бум последних лет, а результат развития интереса к архитектурной индустрии, когда есть повод всерьез задуматься над тем, что любой объект, возводимый и реконструируемый, должен вписываться в общий план города.

kollazh

Цель фестиваля «Дни архитектуры» – популяризация соответствующей темы, стремление объяснить прошлое и настоящее архитектуры, наметить будущее. Концепция воронежской версии фестиваля, организованного по инициативе проектного института «Гипрокоммудортранс», связана с историей архитектуры и с тем, как ее сочетать с современностью.

Одна из выставок рассказывала о «городах-садах» – искусственно созданных территориях с большим количеством зеленых зон. «Английскую» идею чудесным образом истолковали в СССР: придумывались то крохотные домики для пролетариев, то здравницы, где люди получают порции сна с помощью эфира. Однако концепция так и осталась на бумаге. Впрочем, этого достаточно, чтобы понять, о чем думали советские архитекторы начала XX века. Если эти абсурдные идеи забылись, то нынешние, связанные с современным градостроительством, становятся трендами. Современные застройки постоянно вступают в визуальные дискуссии с историческими, и в этих спорах, естественно, первые легко «перекрикивают» вторых. Невольно задумываешься: что будет с современными зданиями Воронежа, которые не имеют глубоких идей, да а внешне не гармонируют с внешним убранством города?

Разобраться, по каким принципам возводятся нынешние здания и имеется ли в этих подходах прицел на будущее, у жителей нашего города была возможность в ходе фестиваля. Если по историческим маршрутам у нас водят регулярно и без повода, то экскурсия по объектам нынешней архитектуры стала чем-то новым. Событие именовали «Свежей семеркой» и пообещали показать «семь лучших зданий последних лет, самое яркое и интересное – то, что формирует облик современного Воронежа». Предложить здание для осмотра мог любой желающий в соцсети, но из-за пассивности пользователей в план экскурсии вошли преимущественно строения, предложенные устроителями фестиваля: бизнес-центр Premier, офисное здание за Домом книги, отель «Дегас», новый Камерный театр, бизнес-центр «Галеон», отель «Hampton by Hilton» и деловой центр «Галерея Чижова». В прогулке приняли участие архитекторы, разрабатывавшие эти здания. Как оказалось, зодчие были довольны своей работой и сделали акцент на тяготении к цилиндрическим и полукруглым формам и даже логику проектирования объяснили. Например, бизнес-центр Premier создавался как нечто, гармонирующее с соседом, Центральным стадионом профсоюзов, ведь нужный тон в этом направлении был заложен исторически – здания «Утюжка» и «Пролетария» тому подтверждение. Касательно многоэтажности строений заслуженный архитектор Станислав Гилев (автор высотки отеля «Дегас») отметил, что такие объекты не портят облик города, а выделяют его силуэт, становятся доминантами. Однако подчеркивать его нужно в разумных пределах, а насчет этих самых доминант стоит помнить, что любая мода может быть мимолетной, но тут уже пусть решает время.

Полагаясь на это самое время, можно привыкнуть и перестать воспринимать окружающее пространство критически. Вот, например, новый строительный комплекс «Атлант», что на Среднемосковской. Казалось бы, под стать своему названию, но… неоправданное смешение стилей: узорная плитка, напоминающая об ар-деко, частичное ленточное застекление а-ля конструктивизм, классические белые карнизы и колонны, подпирающие вход, странные фигуры древнегреческих титанов по обе стороны от входа, которые поддерживают не всю махину-высотку, а лишь двухэтажный фасад. Сразу вспоминаются другие неудачные воронежские скульптуры, о которых когда-то много говорили. И если малую форму все-таки можно убрать, то в отношении большой архитектуры сказать категоричное «портит» – значит просто констатировать факт, обратимость которого близится к нулю. Вряд ли фестиваль сможет в корне изменить существующее положение дел, но устроить в дальнейшем конструктивные дискуссии и семинары – вполне.

Евгения Глуховцева, Валерия Боброва
Коллаж Марина Демченко

Своим мнением по поводу спорного архитектурного решения с «Атлантом» поделилась Марина Ракова, заместитель руководителя департамента архитектуры и строительной политики Воронежской области:

«Перепроверить свое первое, перехватывающее дыхание ощущение от атлантов я решила на людях, не имеющих прямого отношения к архитектуре: семилетнем сыне, подруге-педагоге и водителе такси. Подруга: «Господи! Что это?», таксист: «Странные они какие-то!», ребенок: «Мама, ему же очень тяжело, но почему у него лицо такое спокойное?»…
Думаю, у нас в городе появился очередной объект, который не оставит равнодушными ни профессионалов, ни простых горожан, которые разберут на молекулы эстетические и конструктивные особенности здания, включая физиологию атлантов.

Нельзя забывать, что все, строящееся в Воронеже сейчас, несет информацию о нас сегодняшних, о наших вкусах, о наших инженерных знаниях, об интуиции и озарении архитектора при проектировании конкретного здания. А из этих озарений складывается, (а точнее, меняется!) лицо города, на которое будут смотреть еще многие поколения. Какие же мы сегодня, судя по атлантам? Амбициозные, крепкие, тянущиеся к творчеству и креативу, имеющие свое представление о красоте (или украшательстве). И немного нелепые, как барышня, не угадавшая с нарядом на бал.

Поэтому вопрос уместности кипенно-белых атлантов и неидеального по пропорциям дорического ордера в совокупности с массой здания в окружении промышленного фасада кондитерской фабрики, старых панельных девятиэтажек и СИЗО № 1 витает в воздухе и не имеет однозначного ответа. Радует при этом, что у воронежского девелопмента начинает складываться понимание, что хорошая архитектура – это серьезное конкурентное преимущество на рынке. Только добиваться этого нужно на стадии проекта, а лучше – архитектурного конкурса, но не по ходу строительства. В Воронеже, на мой взгляд, сегодня есть серьезные проблемы с такой практикой, когда на законодательном уровне нет необходимости проводить тендер, застройщики их и не проводят или проводят очень закрытыми, приглашая заранее определенных авторов. Хотя от 20 до 30% всего строящегося в Воронеже, как мне кажется, могло быть запроектировано по результатам конкурсов. Надеюсь, после всеобщих осенних каникул мы в сотрудничестве с Союзом архитекторов и мэрией города к этому придем».

 

Наблюдая за сегодняшней ситуацией в архитектуре Воронежа, очень хочется разъяснить, растолковать, что пестрая эпоха девяностых уже давно прошла и календарно, и ментально. Тогда можно было позволять владельцам большого капитала, не обладающими профессиональными архитектурными познаниями, возводить здания общественной значимости, ставить памятники, обустраивать скверы, потому что другого выхода у городских властей просто не было. Грубо говоря, без этих граждан с толстыми кошельками, каких-либо  новых памятников на воронежских улицах попросту не появилось бы. Другое дело — профессиональное качество этих сооружений, но оно теперь не подлежит обсуждению – было, увы, ну что ж, теперь делать.  Теперь же, когда у города есть перспектива стать одним из ярких культурных центров страны, когда вокруг немало специалистов самого высокого уровня и возможностей для их привлечения, стыдно игнорировать архитектурные законы, стили, архитектурное окружение – и властям на это следует обратить самое пристальное внимание. Потому как если этого не произойдет, то вакханалия безвкусия 90-х, подкрепленная личным капиталом, продолжится и далее. А коли продолжится – то мы не должны удивляться самым невероятным фантасмагориям. Кто сможет гарантировать, что в один прекрасный момент не возникнет предложение от какого-нибудь мецената установить гипсового Атланта возле изящного нового здания Камерного театра, спроектированного талантливейшим театральным архитектором Сергеем Куцеваловым? А почему , кстати, нет? Он ведь по-доброму захочет это сделать, меценат этот, чтобы , по его мнению, «было покрасившее»! К сожалению, люди с деньгами, но не отягощенные профессиональными знаниями, до сих пор  привычны к тому, чтобы самостоятельно устанавливать критерии прекрасного в нашем городе. Поэтому —  продолжая фантасмагорию — почему бы не перенести памятник Высоцкому к входу Зимнего театра, реконструированного по проекту художника Юрия Купера, приживется ведь памятник-то, знаем мы наших граждан! Можно еще долго приводить примеры нелепых сочетаний и идей, которые в лучшем (хотя здесь этот слово вряд ли уместно) случае приведут нас к застою, а то и того хуже. Но давайте лучше поставим на этой добровольно-меценатской вакханалии точку и предоставим заниматься обликом нашего города профессионалам.

Об авторе

Редактор сайта, журналист

Оставить комментарий