Стекло, глина и туризм: о Рамони и Центре для туристов | «Время культуры»

Стекло, глина и туризм: о Рамони и Центре для туристов

0

О двух семьях рамонских мастеров и об их проекте, который поможет сохранить народный промысел и обновить бренд района.

IMGP4562

В 2013 году замок Ольденбургских претер­пел ряд изменений: появился шикарный парк, начались реставрационные работы во дворце и в Свитском корпусе (их ведёт КПВО «Единая дирекция»). Тогда же ини­циативная группа из двух семей — Суворковых и Дедовых, чьи фамилии в среде художников-ремесленников хорошо из­вестны — подали заявку на областной грант с предложением: создать Центр сохранения и развития Рамонской керамики и Карачунской глиняной игрушки. Кто не зна­ет — это сокровища народных промыслов региона: продукция Рамонской фабрики художественной керамики гремела на весь Советский союз, а технология изготовле­ния Карачунской игрушки — неказистой бурой свистульки — занесена в националь­ный реестр нематериального культурного наследия. Грант выиграли, полученные 300 тысяч ушли на покупку необходимого обо­рудования для мастерских. А проект ока­зался в подвешенном состоянии, которое, благодаря наличию инвесторов, потихонь­ку меняется.

Знакомство

Мастерской Суворковых уже 35 лет. Она принад­лежала даровитым художникам Николаю Фёдоро­вичу и Зое Петровне, стоявшим у истоков Рамонской фабрики. Их дело около 20 лет продолжает младший сын Роман вместе с женой Владиславой. 2 года назад они восстанавливали одну из печей в усадьбе Лосевых в Репном. Позже началось сотрудничество с дворцовым комплексом Ольденбургских: сначала реставрация голу­бого камина в кабинете Александра Ольденбургского, потом голландской печи в чайной комнате и в бывшей библиотеке. На очереди — печь-голландка в большом зале.

Владислава Ренатовна выкладывает на стол 3 вида сохранившихся изразцов — шоколадного цвета с орнаментом в виде жёлудей. Таких наглядных примеров осталось чуть более 20, и все они предо­ставлены Воронежским краеведческим музеем. Слепки для них вырезались из дерева, а сами плитки ложились приточ­ной (или бесшовной) кладкой — каждый ряд притачивался камушком. Теперь перед мастерами стоит непростая задача: совме­стить с отреставрированными изразцами абсолютно новые, которые технологиче­ски оставить без швов нельзя. Это может занять 2 месяца, а перед этим ещё трудоем­кий процесс изготовления изразцов, кото­рый, по самым благоприятным прогнозам, займет полтора года. Печь для обжига и стол для глазуровки (нанесение жидкой стекловидной массы с пигментом) нахо­дятся в подвале мастерской. В соседней комнате — стеллажи со старыми слепками, сохранившимися деталями камина, остат­ками от работ с белой печью и глиномялка, которую вместе с электрическим гончар­ным станком приобрели по тому самому гранту.

«Мыузнали о конкурсе где-то за неделю до окончания подачи заявок. Идея центра витала в воздухе давно, но не было инвесто­ров»,— рассказывает Виталий Дедов. Вместе с женой Людмилой, главной ученицей народного мастера Галины Котельнико­вой, он создал студию, где они занимаются уникальным для нашего региона направле­нием — «фьюзингом». Это техника спекания стекла при температуре 800 градусов, при которой стекло становится однородным. Занятие затратное: нужны печи, качествен­ное зарубежное стекло, которое выпускают всего лишь 10 заводов в мире. Поэтому основные заказчики такой продукции — часов, элементов интерьера, панно — средний и крупный бизнес. Здесь также выпускают и кое-что попроще — например, браслеты из разноцветных стеклянных бусин, созданные при помощи лэмпворка — небольшой газовой горелки. Не оставляет Людмила и карачунскую игрушку: ездит с ней по выставкам и ярмаркам, а недавно делала свою экспозицию на концерте в честь столетия Мордасовой и участвовала в ежегодной всероссийской выставке-ярмарке «Ладья» — крупнейшей в сфере сохранения и продвижения народных промыслов. Толь­ко всё это — единичные демонстрационные вещи с единичными мастер-классами.

Проект

Чтобы реально поддерживать уникаль­ные промыслы и развивать новые, нужно создать выгодные условия как для самих мастеров, так и для района, чей бренд еще можно возродить. Ведь от былой мощи фабрики остались только «черепки»: про­цесс увядания, начавшийся в 90-х, гово­рят, на днях завершился — из помещения вывезли последнее оборудование. У Галины Котельниковой, главной хранительницы секретов карачунской игрушки, давно нет школьного кружка, поэтому нет и постоян­ных учеников, кроме собственной внучки. Зато в Рамони есть дворцовый комплекс — главный объект притяжения, — на территор­ии которого можно создать Центр, в разы увеличивший бы поток туристов.

IMGP4528

«По сути, сейчас здесь нечего смотреть: есть парк, есть дворец без интерьеров. А в Центре туристы могли бы и знания полу­чать, и изготовить сувенир своими руками. И был бы повод вернуться, освоить или увидеть то, что не успели».

Центр планируется разместить в одно­этажном здании господского дома Тулиновых, которое в виде буквы «Г» примыкает ко дворцу с левой стороны (официально «Дом тулиновых» — это строение в два этажа, которое сейчас завешано баннером. Как утверждает известный воронежский краевед Павел Попов, в нём жил управля­ющий усадьбой). В подвале одной части здания будут экспозиция знаменитых брендов Рамони и мастер-классы для группы из 20-30 туристов. На первом этаже плани­руются стеклодувная и витражная студия, керамическая и гончарная мастерская. Здесь же — кабинет для обучения. Таким образом (Виталий Александрович подчеркивает это особо) Центр сможет привлекать студентов художественных училищ.

«Базы для керамистов в Воронеже больше нет и пройти производственную практику им негде: Воронежский керамический завод, например, никого к себе не приглашает, а фабрик по художественной керамике тоже не найдешь, потому что как формат произ­водства они себя изжили. Здесь же мы можем давать азы производства, помочь студентам создать первый опытный образец».

По словам Владиславы и Виталия, им в подмогу требуется не больше 10 человек.

Многие мастера бывшей фабрики — люди пенсионного возраста, не утратившие свой профессиональный навык, поэтому они с удовольствием возьмутся за работу с туристами. Будут привлекать и тех, кто, как Суворковы и Дедовы, занимаются в соб­ственных мастерских. Дело за оптимальным графиком.

Однако остаётся еще один пункт, голов­ная боль большинства рамонцев — отсут­ствие гостиничной инфраструктуры. Снять квартиру или комнату тоже не представляет­ся возможным. Это главная причина, почему «Игрушка-говорушка» — знаменитый Рамонский фестиваль для мастеров декора­тивно-прикладного творчества — на грани срыва: раньше гостей селили в «Лесной сказке», а в этом году в размещении было отказано.

«Нам часто звонят, спрашивают: «Мож­но ли к вам приехать и пройти обучение, мы готовы заплатить!» Но нам негде их разме­стить, потому что пускать в мастерскую, на частную территорию, мы не можем. Мы обращались к главе района, он отвечает, что есть турбазы! А ведь это совсем другое — человеку нужно жить в шаговой доступности от Центра. Чтобы он мог здесь пожить в свое удовольствие: полепить, погулять по парку, посмотреть дворец».

Сроков реализации проекта, к сожале­нию, нет до сих пор. Периодически коррек­тируется план помещений, прорабатывается вопрос о юридическом статусе Центра. Мастера замечают проблему человеческо­го ресурса, доверия и надёжности. Однако на сайте дворцового комплекса в разделе «История» есть строка: «В здании «Службы» 1 (одноэтажное здание) открыть мастерские народных умельцев, мастер-классы, выстав­ки-продажи сувенирных изделий». Значит, история Центра только начинается?..

Об авторе

Оставить комментарий