Послезавтра будет джаз/ Воронеж до и после «Джазовой провинции» | «Время культуры»

Послезавтра будет джаз/ Воронеж до и после «Джазовой провинции»

0

Как посеять и взрастить джаз на воронежском чернозёме.

fzwRtmJpV34

От редакции

Мы им сказали, что если они сыграют на презентации нашего журнала (то был его первый номер, кстати), мы про них напишем. Вообще обещание было… странным. Но в ходе знакомства с участниками квартета выяснилось, что тут есть хороший срез картины молодёжного джаза в Воронеже. Того самого, о котором много говорят, но редко пишут.

Каждый ноябрь Воронеж накрывает музыкальной волной — в городе буйствует цунами под названием «Джазовая провинция». Затем, как после любой бури, наступает долгое затишье. Исключением здесь можно назвать последние несколько лет, когда появился проект «Джазовые сезоны», который стал регулярно привозить представителей российской и мировой импровизационной музыки, а в ушедшем году ситуацию разнообразила «Усадьба джаз». Что будет с этими проектами в дальнейшем — пока не ясно, но слово «стихия» (с её внезапностью и непредсказуемостью) как нельзя лучше описывает джазовую жизнь Воронежа. Никто не спорит с тем, что в городе имеются и энтузиасты, и ценители,  у нас есть даже настоящая легенда — Юрий Верменич, но все действия этих прекрасных людей почти никак не объединены какой-либо направляющей силой.  Сложно спорить с тем, что по большому счету Воронеж — не самый джазовый город России. С четырьмя молодыми джазовыми музыкантами из Jazz Way Quartet мы попытались разобраться, каким образом складывается такая ситуация.

Что такое джазовый город?

Jazz Way Quartet выступали на презентации нашего журнала в декабре. Трое из участников коллектива — студенты, четвертый окончил колледж им. Ростроповичей недавно. Играют как классические вещи, так и экспериментальные, ансамбль является для ребят своеобразной лабораторией, в которой они растут и крепчают как профессионалы.

DSC_2664_Порошенков

«В нашем коллективе два человека — музыканты джазовые (Петя и Саша),  а мы с Максимом представляем скорее академическую традицию, — рассказывает Борис. — В этом нет проблемы — напротив, у нас есть больше возможностей для развития и обучения».

Пока на счету Jazz Way Quartet не так много выступлений — в Воронеже мало площадок для нераскрученного джазового коллектива. Так как именно наличие места, где могла бы легко стартовать молодёжь, характеризует развитую музыкальную  среду, то неподготовленность города к джазовым начинаниям уже служит своеобразным лакмусом для определения города как «неджазового».

DSC_2681_1_Акулов

«В выборе мест для выступлений мы бы не хотели ориентироваться на рестораны, так как хотим заниматься чем-то более близким  к искусству, — комментирует Максим. — Я думаю, у нас достаточно возможностей, чтобы сделать полноценную сольную программу с небольшим уклоном в академизм. Но, к сожалению, Воронеж не очень позволяет развиваться джазу как искусству».

Сделаем небольшое отступление и выясним, что такое город «джазовый». Классический пример для большинства музыкантов — Ростов-на-Дону. Для сравнения: в городе с чуть большим количеством населения, чем у нас, есть музыкальная джазовая школа, спецотделения в детских музыкальных школах, колледжах и в консерватории. В Воронеже пока единственный вариант такого образования — это открывшееся недавно в колледже им. Ростроповичей  эстрадно-джазовое отделение (официально — «Музыкальное искусство эстрады»). Нужно ли говорить, что в Ростове есть ряд собственных фестивалей и несколько джазовых  биг-бэндов,  которых в нашем городе нет вообще? (Хотя главный джазмен города Игорь Файнбойм надеется, что в ближайшее время подобный оркестр всё же появится).

Конечно, для России правилом является скорее воронежская ситуация, чем ростовская. Известно, что история джаза в Ростове зародилась в 70-е годы ушедшего века с активной деятельности Кима Назаретова — большого энтузиаста и профессиональнейшего музыканта. Он сумел сделать так, что власти города помогли сформировать джазовую инфраструктуру. В Воронеже в те годы тоже была довольно бурная джазовая жизнь, однако потом постепенно все заведения, где играли подобную музыку, закрылись, и возникло длительное затишье. Ситуация стала меняться только 13 лет назад, с появлением «Джазовой провинции». Открытие вышеупомянутого отделения в Колледже им. Ростроповичей является долгожданным и очень важным шагом.

«Пока у нас много сложностей, и главная в том, что нам негде заниматься — у отделения очень слабая материальная база, и нет помещений для репетиций, — комментирует Андрей Дудченко, преподаватель отделения. — Такие пространства должны отличаться от академических — нужны ударная установка, пианино и соответствующая звукоизоляция. Сейчас, например,  моим ученикам ввели дисциплину «Джазовый оркестр», и в итоге 15 студентов ютятся во Дворце творчества в крохотном кабинетике. Но я вижу в городе и положительные моменты. Здесь есть слушатели, есть профессионалы, и мы совместно пытаемся как-то развивать джазовую жизнь».

Отсутствие сообщества

Зачастую проблема поиска площадок для выступлений легко решается, если в городе есть определенное джазовое сообщество, тусовка. В «джазоприсоспобленных» городах молодые люди приобретают опыт, выступая в джазовых клубах. Сложность ещё и в том, что развивать ту же рок-среду намного легче — можно успешно играть в группе, не имея специального образования. Ситуация в джазовой (как и в академической) музыке совершенно иная: чтобы стать полноценным исполнителем, нужно как минимум закончить  музыкальную школу и училище, а в идеале — и высшее учебное заведение. Исключения из этого правила бывают, но крайне редко.

DSC_2637_Колесников 

 «Наличие хорошей  инфраструктуры в этой области необходимо для профессионального роста, — считает Александр. — Например, музыканты Михаил Цыганов и Алекс Сипягин (пианист и трубач из США, выступавшие на последней «Джазовой провинции») рассказывали, что когда в Нью-Йорке ты приходишь на джем, то легко можешь оценить свой уровень и понять, над чем ещё нужно работать. Без профессионального мнения ты не можешь оценить себя  объективно».

До образования в Воронеже эстрадно-джазового отделения ситуация складывалась таким образом: не имея возможности получить даже среднее специальное образование, музыканты уезжали учиться в другие города, там же поступали в вузы и чаще всего в родной город не возвращались. Такая картина имеет место и сейчас, с той лишь переменной, что заложенная основа в виде образования начинает понемногу менять пространство — появляется всё больше тех, кто в будущем сможет формировать эту тусовку.

DSC_2618_Шуркнцев 

 «Мне кажется, что джаз — это искусство урбанистическое, — подводит итог Пётр. — И чем крупнее город, тем больше появляется того, что можно выразить именно в джазе. Поэтому я хотел бы перемещаться по разным городам мира, чтобы всё время учиться. Но для постоянного места пребывания я предпочёл бы Москву, потому что свою жизнь вижу в неразрывной связи с Россией. Для Воронежа я тоже  хочу сделать в своём деле всё, что смогу: развивать среду и прививать широким слоям населения вкус к серьёзной музыке».

Очевидно, для формирования сообщества нужно, чтобы на эстрадно-джазовом отделении отучилось не одно поколение, сам факультет активно менялся, а людей, желающих развивать среду, становилось всё больше. Естественно, на это уйдут годы. Но главное — опыт (и переполненные залы) «Джазовой провинции» и других мероприятий этого направления показывают, что в Воронеже есть аудитория, для которой всё вышеперечисленное может и должно существовать.

Об авторе

Редактор сайта, журналист

Оставить комментарий