Они одной крови | «Время культуры»

Они одной крови

0

Мальчик лет шести кормит из рук кроткую овечку, кролики доверчиво бросаются к другому ребенку, принимая угощение и давая погладить себя, а вокруг – звуки дикой природы, пасторальная жизнь. На самом деле это обычное занятие анималотерапии в Воронежском зоопарке. Лечение через общение с животными, лечение радостью.

deti

Идея терапии зародилась еще четыре года назад.

«Получилось случайно, – рассказывает Светлана Нефедова, заведующая научно-просветительским отделом зоопарка. – Пушных животных, вроде кроликов и хорьков, нужно было куда-то выносить. В помещении им слишком жарко, а свободных залов не было. А рядом с нами – шестнадцатая больница, пациенты которой часто приходили в зоопарк. Вот теперь зоопарк пришел к ним».

Со временем в больничный двор стали приводить и более крупных животных: пони, осла, ламу. Для пациентов общение с братьями меньшими стало любимым развлечением. Даже те, кому было трудно ходить, могли упражняться, опираясь на спину четвероногого товарища. Вскоре врачи стали отмечать положительные результаты. И рассказали сотрудникам зоопарка о зоотерапии или анималотерапии – эффективном способе лечения через контакт с животными.

– Мы заинтересовались, и наши специалисты начали подбирать животных, – объясняет Светлана Нефедова, – но звери, как и люди, бывают разные. Конечно, между рысью и овцой выбирают овцу, но и она способна удивить норовистостью и даже бодливостью.

Так в воронежском зоопарке появился контактный зал, где животных можно не только рассматривать, но и гладить, кормить специально подготовленными лакомствами, находить общий язык и даже подружиться. В конце марта зоопарк заключил договор с центром «Парус надежды», осуществляющим комплексную помощь детям и подросткам с ограниченными возможностями. По понедельникам группа ребят под руководством педагога проводит время с обитателями зоопарка. Родители, кстати, тоже не прочь отдохнуть и повозиться с морскими свинками или полюбоваться павлином, распускающим хвост.

Однако анималотерапия – это нечто большее, чем необычный поход в зоопарк, когда звери и человек не разделены клеткой.

– Существует два вида анималотерапии – объясняет Наталья Книзберг, инструктор по лечебной верховой езде, – направленная и ненаправленная терапии. Направленная – взаимодействие со специально обученными животными, имеющее конкретные цели и задачи. К ней относятся дельфинотерапия, иппотерапия (лошади), фелинотерапия (кошки), канистерапия (собаки). Когда просто общаются животные и дети – это ненаправленная терапия, которая дает не менее сильный эффект. Некоторые исследователи объясняют это мощным биополем животных, мягко воздействующим на биополе человека. Поэтому люди больше тянутся к крупным животным. Второй аспект – отсутствие у животных речи. Для детей, у которых нарушена коммуникация, животное может стать связующим звеном в общении с окружающим миром. Знаки животных понятнее. В процессе ребенок ухаживает за питомцем, кормит его, наблюдает за ним. Это дает мощный эмоциональный заряд. Важную роль играют и тактильные ощущения: шерсть овцы – мягкая, у черепахи твердый панцирь, змея холодная. Дети перерабатывают полученную информацию. Через контакт развивается мелкая и крупная моторика. Также анималотерапия развивает ребенка психологически. Мы приносили ребятам и змей, и шипящих тараканов. Реакция всегда была нормальная, поскольку отношение к животным полностью зависит от исходного состояния ребенка. У некоторых страх и перед козой может возникнуть, но если показать на примере родителей, других детей или собственном, что это безопасно, ребенок сможет перебороть этот страх и спокойно гладить, например, питона.

_IGP9750

Однако, по словам Натальи, в России пока не существует единой программы по ненаправленной анималотерапии:

– Программы такие есть за рубежом. У нас имеется, например, программа Национальной федерации лечебной верховой езды. Возможно, вместе с психологами и педагогами мы разработаем единую методику терапии, которую можно будет воплотить в зоопарке.

Сотрудники сейчас стараются как можно лучше подобрать животных для уникального лечения:
– Животные выбираются по видам, – комментирует Алена Горюшкина, заведующая отделом зоопарка, – кролики, морские свинки, козы, овечки не склонны к агрессии. В группе из трех-пяти овечек мы выбирали самую добронравную. В группе из пяти морских свинок одна может кусаться. Ей, естественно, отказали. Здесь у нас самые добрые. С непоседами, такими, как обезьянка саймири, идет общение уже через клетку. Но иногда, в присутствии специалиста, мы их выпускаем.

У каждого обитателя зоопарка – свои особенности. Крольчиха с крольчатами дружат с попугаями. Крошечная карликовая свинка, ведущая себя скорее как маленький щенок, виляет хвостом и повизгивает. Только хрюканье вместо лая выдает в ней поросячью породу. Носуха, прибывшая из уголка Дурова. Черепаха, которая изображает известную Тортиллу в детских спектаклях, и даже хранящая золотой ключик в своем бассейне.
Необычна история старого ворона Романа. Артист уголка Дурова, он выполнял сложные номера. Собирал шарики, переносил предметы, поднимал флаг. Но из-за вспышек на манеже Роман почти потерял зрение. Так что он тоже проходит своеобразную терапию в зоопарке. Птица спокойно ориентируется в пространстве и по-прежнему выполняет цирковые трюки. И его невидящие глаза сохранили тот же умный взгляд.

Чтобы преодолеть трудности, детям природы и человеческим детенышам не нужны «острый клык, острый глаз, острый коготь». Иногда достаточно простой теплоты общения, чтобы осознать: «Мы с тобой одной крови – ты и я».

Михаил Супруненко

Об авторе

Оставить комментарий