Непровинциальная провинция — к 20-летию «Джазовой провинции» | «Время культуры»

Непровинциальная провинция — к 20-летию «Джазовой провинции»

0

вк_джаз_

6 дней, 12 стран мира, 14 музыкальных коллективов, тысячи зрителей и бесчисленное количество впечатлений – таким обещает предстать Воронежу любимый многими фестиваль «Джазовая провинция», который в этом году отмечает 20-летие. Юбилейный проект пройдёт в два этапа в одиннадцати городах России. Наш город будет принимать гостей фестиваля с 1 по 6 ноября.

В этом году события «Джазовой провинции» в Воронеже развернутся на площадках филармонии и книжного клуба «Петровский». Как и в прошлые годы, будут не только концерты, но и творческие встречи и мастер-классы музыкантов-участников фестиваля.

Рассуждая о том, какой будет ХХ «Джазовая провинция», легко подобрать эпитет«выдержанная элегантность». Этот бренд настолько уже говорит сам за себя, что не нуждается ни в броских анонсах, ни в сенсационных пресс-релизах и прочей мишуре. У фестиваля есть репутация, стиль, достоинство. Есть неповторимый характер, если хотите, харизма. Имея за плечами двадцатилетний опыт, его организаторы сегодня могут позволить себе не просто приглашать музыкантов, но выбирать из множества тех, кто мечтает поучаствовать в проекте. И всё же каждый год, составляя очередную смету и планируя программу, «крёстный отец» фестиваля Леонид Винцкевич считает настоящим чудом то, что этот проект продолжается.

Леонид Винцкевич, пианист, композитор, заслуженный артист России, арт-директор фестиваля «Джазовая провинция»:

Винцкевич– Как фестиваль «Джазовая провинция» все-таки показатель нового времени. Он смог быть в новейшей истории России, потому что несколько человек решили это сделать – и сделали. Это для меня чудо, потому что я помню другое время. Проект отображает позитивные стороны сегодняшнего дня: есть хоть что-то зависящее именно от тебя. Особенно радует меня то, что всё сделано руками людей «снизу», я это подчеркну, совершенно независимо от государства. Никогда в прежние, доперестроечные времена не думал, что такой фестиваль у нас может быть. Вообще сам факт возможности по телефону пригласить музыкантов из 10-15 стран мира — и они будут колесить по просторам нашей большой страны – это потрясающе.

За 20 лет в единственном в России международном передвижном фестивале приняло участие огромное количество настоящих звёзд и корифеев мирового джаза: чего стоят имена Ларри Кориэлл, Билл Эванс, New York Voices, Ив Корнелиус, Лембит Саарсалу, Давид Голощёкин, Алексей Козлов и «Арсенал», Игорь Бутман, оркестр Олега Лундстрема, А’капелла Экспресс, Карина Кожевникова, Лера Гехнер и другие… «Провинция» дала толчок и резонанс творчеству многих молодых исполнителей, открыла для российского джазового слушателя новые самобытные коллективы и сформировала в городах центральной России определенный культурный срез, в котором джаз не просто любят, но и чувствуют и знают, в нём разбираются и его ждут. Журнал «Полный джаз» как-то заметил, что Винцкевич«повернул искусство джаза лицом к провинции. И не только к тем городам, где оно традиционно имеет квалифицированную публику, но и своего рода белым пятнам на джазовой карте России».

***
Отправной точкой возникновения фестиваля стал 1996 год, когда джазмен из Курска Леонид Винцкевич всерьёз взялся за воплощение в жизнь проекта под названием «Джазовая провинция». До этого 14 лет подряд, начиная с 1982-го, музыкант ежегодно организовывал традиционные «Дни джаза» в родном Курске, но ни четкой программы, ни конкретных временных рамок у события не было. На саму идею проведения передвижного джазового праздника Винцкевича вдохновило участие в 1989 году в международном фестивале в Москве (штат Айдахо) знаменитого американского вибрафониста Лайонела Хэмптона. Каждый вечер в течение нескольких дней на джазовых концертах в местечке с населением 25 тысяч жителей присутствовало до 10 тысяч зрителей! Тогда и было решено создать нечто подобное у себя в России. Кстати, легендарный Хэмптон, высоко оценивший творчество Винцкевича, самым активным образом поддержал это начинание (спустя годы «Джазовую провинцию-2008» посвятят 100-летнему юбилею этого джазового титана, стоящего в одном ряду с Луи Армстронгом и Бенни Гудменом.).

Стартовав в 1996-м с трёх концертов в Курске и одного в Липецке, новый фестиваль продолжил стремительно раскручиваться. В 1998 он обрел уже привычный нам статус передвижного, и с тех пор его география постоянно изменялась и расширялась. Основными всегда были (и остаются сейчас) города Центрального Черноземья, периодически в разные годы – Москва, Санкт-Петербург, Казань. Поначалу фестиваль проходил летом, но с 2002 года переместился во времени, и теперь «Джазовая провинция» – главная культурная достопримечательность русской осени. В юбилейном X фестивале «Джазовая провинция-2005» приняли участие более 30 музыкантов из восьми стран. С каждым годом границы жанра, в котором работал проект, расширялись, хотелось пробовать что-то новое. В 2006 году концерты открывал народный артист России, актёр Александр Филиппенко с литературно-музыкальной программой «Сегодня он играет джаз, а завтра…». В 2009 году организаторы учредили премию «за бескорыстное служение джазу», и первым её лауреатом стал воронежец Юрий Верменич – историк джаза, организатор множества концертов, переводчик, автор нескольких книг о музыке, которой он посвятил жизнь. С 2010-го начались мастер-классы, лекции и выставки, посвященные джазу, а в 2011 впервые на «Джазовой провинции» стал звучать блюз.

Воронеж присоединился к передвижному джазовому проекту 14 лет назад.

Александр Лукинов, продюсер фестиваля «Джазовая провинция» в Воронеже, вспоминает, как это было:

Лукинов– Мне позвонил Игорь Файнбойм и сказал, что Леонид Винцкевич ищет партнёра в Воронеже. Я подумал, а почему бы нет? Такое интересное событие для города и региона! Время показало, что решение было правильное. Идея витала в воздухе, да и опыт был – мы уже организовывали отдельные концерты, например, в 1991 году привозили оркестр Олега Лундстрема. Безусловно, поначалу было непросто, в первую очередь, в плане логистики. В городе отсутствовала качественная инфраструктура – где накормить, куда поселить, вплоть до перебоев с горячей водой. Чтобы сделать всё на хорошем уровне, требовались неимоверные энергозатраты.

Отдельный разговор – аудитория фестиваля. Александр признаётся, что для него было важно изменить отношение людей к слову «джаз», добиться того, чтобы воронежская публика перестала воспринимать эту музыку как что-то из разряда ретро с запахом нафталина или лёгкий фон для ужина в ресторане. Поначалу организаторам в Воронеже приходилось буквально зазывать людей на концерты фестиваля, приглашать друзей, знакомых. Зато когда потом звонили и говорили: «Ты открыл для меня новую планету!» – крепло убеждение, что всё это не зря. К слову, сегодня подавляющее большинство событий фестиваля проходят с аншлагами, билеты раскупаются моментально, а артисты получают огромное удовольствие от теплоты приёма и того, что называется live feedback – обратная связь.

– Это настоящее, живое искусство, которое не может оставить человека, не чуждого всему прекрасному, без положительных эмоций. В этом главная сила джаза, – говорит Лукинов. – Мне кажется, что в городе сформировалась определенная прослойка людей, которых можно назвать подготовленными и искушёнными слушателями, действительно ценящими качественную современную импровизационную музыку, высокий профессиональный уровень исполнения. Это люди совершенно разные: и менеджеры высшего и среднего звена, и собственники бизнесов, и научная и творческая интеллигенция, и студенты, в том числе иностранные, – объединяет их всех одно — то, что они… настоящие! Неравнодушные, восприимчивые, чувствующие и живые.

***
«Джазовая провинция» постоянно совершенствуется и развивается, но её главная идея, её характер остаются неизменными: это многоликость и максимальное разнообразие музыкального материала. По словам Леонида Винцкевича, суть проекта именно в том, чтобы перед зрителем представали совершенно разные ветви, стили и направления джазового искусства. Каждый концерт становится неким шатким водоразделом между, скажем, отборной американской классикой и современным европейским авангардом или – меланхоличной северной джазовой традицией и горячими этномотивами экзотического юга. По одну сторону этой импровизированной плотины – маститые мэтры, по другую – молодые исполнители. Но самое интересное даже не в этом.В каждую минуту та самая умозрительная конструкция, созданная публикой или журналистами, вкусами или ожиданиями, эмоциями или образами, может измениться до неузнаваемости. Одно переплетётся с другим, и не только на уровне восприятия, но и буквально: музыканты из совершенно непохожих коллективов вдруг (порой и неожиданно для организаторов, это же джаз!) объединяются на сцене – и тогда плотины и водоразделы перестают существовать, остаётся стихия импровизации в чистом виде.

Воронежский пианист и композитор Ярослав Борисов — молодой, но вполне состоявшийся, опытный и признанный в музыкальном сообществе — вообще не считает своё творчество джазом. Однако его проект Happy55 участвовал в фестивале уже не раз – вот вам и загадка определения жанров и стилей:

Борисов– Для нашего коллектива фестиваль стал знаковым событием, хотя мы нисколько не относимся к джазу, а к мейнстриму и подавно. Во-первых, «Джазовая провинция» — это один из первых крупных профессиональных форумов, который принял нас на большой сцене. Во-вторых, так складывается, что в этом году мы выступаем здесь в третий раз (и каждый раз – в новом составе). Получается, что «Провинция» первой слышит наш новый материал. А в целом, этот фестиваль – чрезвычайно важное событие для города и России, и сам факт того, что публика провинциальных городов стала пытливей, терпеливей, более искушённой и требовательной, безусловно, является медалью за отвагу и служение искусству его организаторам.

Русский пианист из Нью-Йорка Миша Цыганов, напротив, представитель самого что ни на есть современного джазового мейнстрима. Музыкант высочайшего класса, один из самых востребованных исполнителей в мировой джазовой среде. Год назад он посетил Воронеж в составе участников «Джазовой провинции», выступив дуэтом с другим знаменитым «русским американцем», трубачом Алексом Сипягиным, и с квартетом итальянского саксофониста Росарио Джулиани. И если первое – это профессиональный тандем, сложившийся уже давно, то второй состав образовался именно в контексте фестиваля. А через день, на той же сцене, случился ещё один стихийный микс: Цыганов и Сипягин сыграли вместе с молодыми коллегами из российско-американо-израильского World Trio — к общему удовольствию музыкантов и восторгам зала.

Цыганов2– Этот фестиваль является очень ярким и нужным событием в российской культуре, как для любителей джаза, так и для самих участников. На фестивалях постоянно встречаешь музыкантов самого высокого уровня, о которых много знаешь, у вас масса общих знакомых, но вы никогда не виделись. А здесь есть шанс встретиться и поиграть на одной сцене.Мы обмениваемся опытом, энергией, появляются и реализуются новые идеи, получается такой интересный музыкальный разговор с новым человеком.

***
Если с точки зрения художественного наполнения фестиваль – абсолютно самодостаточная и свободная творческая площадка, не имеющая проблем с формированием программы, то об организационной и главным образом коммерческой независимости Леонид Винцкевич рассуждает с неоднозначными чувствами. Примерно в начале нулевых проект остался без поддержки Российского Фонда Культуры, который в первые годы обеспечивал его финансовую состоятельность, и с тех пор Винцкевич и его партнёры в разных городах год из года ходят в свободное плавание.

 

– Здесь две стороны медали. Конечно, проект делается не одними руками. Фестиваль проводится в 11 областях, и везде в большей степени это имеет отношение к энтузиазму людей, которые в первую очередь любят джазовую музыку и не преследуют коммерческий интерес. Если проект заканчивается без долгов, в нулевом цикле, это считается большим успехом. И в этом я тоже вижу удивительную сторону сегодняшнего времени: с одной стороны, время прагматичного капитализма, с другой – человека невозможно исправить, всё равно он обязательно будет делать то, что любит.

Если же смотреть аналитически, то я считаю, что такой большой проект не может существовать без поддержки государства. Где-то нам удаётся этого добиться, где-то нет. Но вообще, если мы не выполним эту программу, то всё это останется лишь некоторым фрагментом истории российской культуры – такие вот чудаки взялись за на личном энтузиазме. Всё серьёзное с точки зрения культуры вообще не может быть без государственной поддержки. Причем, мощной.

Безусловно, диалог с чиновниками от культуры сейчас есть, не отрицает маэстро. Есть и поддержка – как государственных структур, так и деловых. Сказать, что фестивалю помогают только меценаты, будет неправдой. Множество компаний уверены, что с брендом «Джазовая провинция» имеет смысл стоять рядом, потому что за 20 лет существования он стал явлением. Это подтверждает и Александр Лукинов. Делать бизнес социально и культурно ориентированным постепенно становится хорошим тоном, это престижно. Поэтому найти спонсоров сегодня легче, нежели 10 и даже 5 лет назад. Кроме того, фестиваль в нашем городе проходит в рамках амбициозного движения «Воронеж – культурная столица СНГ-2015» – это еще один знак качества и бонус к репутации.

И всё же, отмечают организаторы, генерально «Джазовая провинция» до сих пор не является федеральным проектом.

— Есть области, куда мы приезжаем как незваные гости, к сожалению, – сетует Леонид Винцкевич. – Мол, «вы не наши». Но ведь мы – общероссийские! Кроме того, я не могу сказать, что какая-то из российских областей может являться столицей джаза – будь то Курск, Воронеж или Липецк. Напротив, мы хотим, чтобы каждый конкретный город в эти несколько джазовых дней почувствовал себя столицей этого праздника.

Собственно, так и происходит. Приезжая в каждый город, фестиваль не просто привозит туда праздник. Он действительно влияет на культурную жизнь регионов, меняет её, создаёт новые энергии и в хорошем смысле провоцирует развитие. Не будучи федеральным по статусу, проект всё же является таковым по сути.И это уже совсем непровинциальная история.

JkIk-gebjQAНиколай Моисеенко, саксофонист, лидер коллектива HORSEPOWER:

Многие говорят, что слушателя нужно воспитывать, но не многие это делают! А вот Леонид и Николай Винцкевичи это делают на протяжении 20 (!)лет. И если многие успешные люди из регионов предпочитают перебираться в Москву ради карьерного роста, то «Джазовая провинция» развивает регионы, обогащает их культурно и прививает хороший вкус- децентрализация налицо!

 

Инфографику «Основные вехи «Джазовой провинции» ищите в новом номере. 

Об авторе

Оставить комментарий