Наука производить впечатление | «Время культуры»

Наука производить впечатление

0

Рассуждения о туризме заинтересованного профессионала разительно отличаются от суждения на ту же тему заинтересованного чиновника. Всякий чиновник неизменно будет настаивать на пресловутом «результате» – в просторечии на том, о чем можно доложить высокочтимому начальству. Заинтересованный профессионал рассуждает с других позиций. С творческих.

img679

Туризм «по-чиновничьи» должен отличаться каким-то количественным параметром: доходность, объем капиталовложений, число человеко-туристов на единицу объекта туризма и тому подобное. Чтобы было что писать в отчетах, закладывать в статистику и показательно определять как повод для «повышения капиталовложений». И увеличения числа чиновников, которые должны будут этим «предметно заниматься». Проще говоря, туризм нужен как точка приложения функциональности. Функциональность собственно туризма в данном случае совершенно неважна: преодолевать трудности чиновники могут вечно. Мало того – они напрямую в этом заинтересованы. Управление вполне соответствует позиции «результативность без эффективности». Если достигнут уровень определенных показателей – ничего менять не нужно. Лучшее – враг хорошего.

Профессионал же прекрасно понимает возможности, заложенные в туризме как образовательной, оздоровительной, развлекательной функциональной деятельности. Он способен продумать, вообразить и транслировать вовне множество вариантов туристических маршрутов, событий, феноменов и технологий. Он прекрасно изучил иностранный опыт и понимает экономическую эффективность туристической деятельности с позиций состоявшейся его модели. С позиций успешности. Сравнивая «ихнее» с нашим, он совершенно здраво указывает на их преимущества и наши недостатки. И совершенно обоснованно дает понять, что для создания в России туристической модели мирового уровня нужно постоянно этому уровню соответствовать, а в чем-то даже превосходить, если получится. Не останавливаться на достигнутом.

Чтобы стоять на месте (читай соответствовать мировому туристическому стандарту) – нужно очень быстро перебирать ногами. Результат вчерашний уже не показатель сегодня. Процесс развития важнее состоявшейся статусности – результат ничто, процесс все, как говорил Конфуций. Управление – будь оно доверено заинтересованным профессионалам – станет в полной мере соответствовать позиции «эффективность без результативности». Если чего-то достигли – нельзя останавливаться на достигнутом. Вчерашнее хорошее – враг сегодняшнего возможного лучшего.

Каждая из моделей управления нарочно описана в своей предельной крайности, чтобы подчеркнуть значимый тезис: как бы ни управляли этой системой, она не будет работать до тех пор, пока сама не начнет предъявлять требований к своему субъекту управления. Иными словами, пока внутренняя динамика туристического процесса не наберет разгон. Пока реальные туристы с серьезным потенциалом не затребуют нужного им туристического продукта. А именно – впечатлений, знаний и воспоминаний. И заявят о своей готовности к перемещению в пространстве за этим продуктом. На определенных условиях: ценовых, комфортных, квалификационных. Последнее касается экскурсоводов, фотографов, аниматоров и тому подобных квалификаций. Именно такая парадигма процесса уравняет и креатив профессионалов, и консерватив чиновников. Но здесь и начинаются проблемы…

Историческая традиция познавательного туризма в разных культурах формировалась по-разному. В Японии, например, еще в XVII веке идея объединения нации после многовековых внутренних распрей и гражданских войн, когда врагами были даже соседи, потребовала некоего действия, направленного на восприятие японцами своей страны как единой для всех ценности. Символические места стали местом паломничества и поклонения. Древняя столица Нара, гора Фудзияма, знаменитая дорога Токайдо от Токио до Киото, которую нужно было пройти, «стоптав десять сандалий» – это были необходимые знаковые акции, подтверждающие статус «истинного японца». В Англии в веке XIX с помощью прогулок по окрестным достопримечательностям пытались (и небезуспешно) бороться с пьянством в среде фабричных рабочих. В Германии туризм создавали студенты, бродившие из одного университета в другой в поисках лучших профессоров – особенно в этом плане отличались медики и философы. А в Австрии первыми начали внедрять туризм как лечебную процедуру – особенно для легочных больных. В России такая традиция тоже была. Называлась она поездкой на богомолье.

Считалось очень престижным и даже реально необходимым для каждого православного время от времени посетить значимые монастыри и лавры, дабы приложиться к мощам святых и послушать спасительные проповеди. Были даже созданы специальные государственные и частные структуры для поддержки этого намерения, самая известная из них – Русское Палестинское общество. Во второй половине XIX века и в начале XX века заграничный туризм российских подданных достиг своего пика: Лазурный берег во Франции и Висбаден в Германии в иные сезоны говорили по-русски больше, чем на родном языке.

В советское время традиция была утеряна. Людей прочно «привязывали» по месту работы и на перемещения в пространстве смотрели с подозрением. Туристические поездки по Советскому Союзу были организованной, чаще всего проф­союзной функцией, от начала до конца регламентированной и жестко идеологизированной. Несколько сот утвержденных вышестоящими инстанциями туристических маршрутов, которые зачастую предлагались как поощрение за трудовые свершения, спортивный туризм как отрасль физкультуры и заграница – Болгария или Польша – как предел мечтаний и возможность «затариться» – бытовал такой термин в те пресловутые времена.

От этого наследия никуда не деться. И сегодня «наш» турист понимает, что уровень реальной туристической услуги в Турции или Египте лучше нашего просто потому, что он там обкатан и доведен до некоего стандарта. Культура гостеприимства реализуется не одним поколением гидов, владельцев гостиниц и ресторанов, торговцев и аниматоров. Любой турист желанен и вызывает законный интерес – его принимают со всеми его прибабахами, поскольку он готов платить, он заряжен определенным ожиданием. И это ожидание не обманывается его же, туриста, впечатлениями.

Возвращаясь к началу обсуждения. Чтобы точно так же происходило в России – необходимы те же базовые параметры. Высокая культура гостеприимства… гм… это точно не про сегодняшнюю Россию. По крайней мере – не про среднюю полосу. Достаточный уровень квалификации… пока неактуально. Потому как в одном токийском районе Гиндза (деловой центр современного Токио, в котором, казалось бы, и смотреть не на что – небоскребы сегодня везде есть) обновление экскурсионных маршрутов осуществляется еженедельно, причем исключительно силами экскурсоводов. Наши же экскурсоводы твердо убеждены, что однажды разработанный маршрут можно эксплуатировать годами – пипл все, мол, схавает. Проблема же в том, что описанный параметр ни заинтересованные профессионалы, ни заинтересованные чиновники обеспечить не в состоянии.

Попытка организовать туризм в регионе как экономическую отрасль неосуществима без достаточного к тому культурного потенциала. Вбухивать громадные деньги в туризм непродуктивно без понимания его главного смысла, который состоит в простой истине: туризм – это наука производить впечатление. Уникальное и желанное. Которое намерены обрести еще и еще. Пока «наш» турист ищет это впечатление «у них». Невзирая на нестабильность и возможные тропические хвори. На освоение этой науки и со стороны заказчика, и со стороны подрядчика туристической услуги уйдет не один год, но если таковую задачу поставить – будет, по крайней мере, понятно направление движения. А это уже немало – если этим займутся профессионалы, чиновники и эксперты, договорившись между собой. С должным тщанием и без звероподобной серьезности.

Михаил Кутузов
Рисунок Екатерина Докучаева

Об авторе

Оставить комментарий