Крюк простой с сорочьей ножкой | «Время культуры»

Крюк простой с сорочьей ножкой

0

Во время пасхальных праздничных дней воронежские любители музыки получили замечательный подарок – выступление хора Сретенского монастыря. Оно прошло 17 мая в Event-Hall Сити-парка «Град».

20130517-2115

Хор Сретенского монастыря, известный во всем мире как коллектив высочайшего уровня – уникальное явление русской певческой культуры. Выступал в 35 странах на лучших площадках – зал «Аудиториум» папской резиденции в Ватикане, Собор Парижской Богоматери (Нотр-Дам де Пари), концертный зал ЮНЕСКО. На сегодняшний день хор Сретенского монастыря записал 9 дисков духовной и русской народной музыки.
Традиции хорового пения живут уже около 600 лет: хоры создавались при Сретенском монастыре с начала его существования – примерно с XIV века. Во время советской власти монастырь, как и многие другие, был закрыт, а деятельность хора приостановлена. В 90-е годы и обитель, и хор были восстановлены. Известность пришла в 2005 году, когда по благословению настоятеля обители архимандрита Тихона (Шевкунова) хор возглавил его нынешний регент – Никон Жила, который с детства пел в хорах Троице-Сергиевой Лавры, выпускник Российской академии музыки им. Гнесиных. Тогда же началась запись альбомов и активная концертная деятельность.

Однако главным приоритетом своей деятельности участники хора называют не триумфальные гастрольные поездки по миру, и даже не миссию по сохранению духовного наследия, а участие в церковных богослужениях. По словам регента хора Никона Жилы, вопреки распространенному заблуждению, в хоре нет монахов или священнослужителей, его составляют студенты и выпускники семинарий, а также профессиональные музыканты – вокалисты из Московской академии хорового искусства, Московской консерватории и Академии музыки им. Гнесиных. Но все они являются глубоко верующими, воцерковленными людьми, что естественно, отражается и на выборе репертуара, и на характере исполнения. Кроме сопровождения богослужений в Сретенском монастыре хор участвует в патриарших торжественных богослужениях и миссионерских поездках по миру.

Но все-таки в нашей стране верующими, а тем более активно участвующими в жизни церкви людьми являются далеко не все. Поэтому, с моей точки зрения, гораздо большего внимания заслуживает другая сторона миссионерской деятельности хора – продолжения традиций и объединения людей. Мы часто говорим о своих духовных традициях и корнях, но что на самом деле под этим подразумеваем?

20130517-2212

Здесь не стоит забывать, что центром русской культуры на протяжении веков была вера – музыка и живопись зарождались именно в храмах. Но если об особенностях древнерусской иконописи в наши дни говорят часто, то об удивительном явлении знаменного распева вспоминают немногие.

Это уникальный тип восточнославянского богослужебного пения был заимствован нами из Византии, но уже к XI веку сложился свой, ни на что не похожий стиль. Примерно во время возникновения славянского алфавита появилась и уникальная система написания нот. Кто сейчас сможет расшифровать, что такое крюк простой с сорочьею ножкою и подчашием; крюк мрачный с оттяжкою; скамейца тресветлая, паук со статьей; голубчик борзый? Музыканты использовали более 200 нотных знаков! Сам знаменный распев был неразрывным синтезом нот и мелодии, только вместе они составляли молитву. Церковное пение было строго вокальным (православный канон категорически исключает применение в церковной службе каких бы то ни было музыкальных инструментов), для него были характерны плавное, «поступательное» развитие мелодического движения и полное подчинение музыкальной композиции смыслу текста. Эта музыкальная традиция определяла русскую культуру вплоть до церковной реформы XVII века, которая заменила знаменный распев на европейские стандарты. Древние традиции исчезли, сохранившись лишь у общин старообрядцев. Теперь в русских храмах зазвучало партесное пение – многоголосие, которое естественно порождало новые музыкальные понятия – гармонизации, тональности и аккордов. В XIX веке над темой древнерусской музыки много работал писатель-романтик и музыковед Владимир Одоевский. А позже традиции знаменного распева в своем творчестве пытались сохранить композиторы «нового направления», сочинявшие духовную музыку – Павел Чесноков, Александр Гречанинов, Александр Кастальский.

И именно эту, лучшую часть русской музыкальной культуры унаследовал хор Сретенского монастыря. Их пение – это что-то очень древнее, до сих пор оставшееся в крови любого русского человека. Слушая хор Сретенского монастыря, можно без труда понять, в каких категориях мыслили наши предки. Строгое аскетическое звучание духовной музыки, полностью сосредоточенное на содержании, плавное течение мелодии – все это, безусловно, продолжает традиции знаменного пения. Когда впервые слышишь выступление хора, не можешь поверить, что нет музыкального сопровождения, и такого потрясающего единства звуков могут добиться людские голоса. Еще одна удивительная черта – сращивание древнего пения с техническими достижениями нашего века. Я имею в виду мультимедийные клипы, сопровождавшие все выступление хора. Это была спасительная «палочка-выручалочка» для современного слушателя, который не привык к такой изматывающей концентрации на смыслах и мог опереться на визуальные образы храмов, знаменитых икон и росписей, высказывания великих людей о вере. Другой важной частью репертуара хора являются русские, украинские и казачьи песни («Не для меня придет весна», «Ой, на горi», «Во кузнице»), песни военных лет («Враги сожгли родную хату», «Эх, дороги»), лучшие романсы и вальсы XIX-XXвв. («Утро туманное», «На сопках Маньчжурии»), уже упоминавшиеся нами произведения Гречанинова и Кастальского.

У слушателей неизменно возникает вопрос: как монастырский хор исполняет такие вольные, светские произведения? Но участники хора уверены, что эта песенная традиция России не должна прерываться. Слушая хор Сретенского монастыря, как будто переносишься на сто лет назад в старую дореволюционную Россию. В их песнях обязательно есть строки про память о героях, воинский долг, патриотизм, честность, любовь, и в песенной оболочке они не звучат высокопарно. Для многих из нас народные песни уже не значат ничего, не затрагивают никакие струны в душе. Но хор Сретенского монастыря легко исправляет это упущение. Его собственные аранжировщики делают уникальные обработки знаменитого материала – и на наших глазах происходит чудо.

Виктория Лушина

Об авторе

Оставить комментарий