Гибридизация | «Время культуры»

Гибридизация

0

По мнению членов Воронежского центра современного искусства, в нашем городе художественное образование осталось на уровне начала ХХ-го века. Перейдя от теории к практике, осенью 2010 года центр открыл «Курсы молодого художника», которые позволяют всем желающим попробовать себя в качестве мастеров кисти и получить базовые знания и навыки. Курсы для тех, «кто хочет научиться думать и работать, как современный художник».

«Мы не собираемся спорить об искусстве, институциях и так далее. Хотим поговорить о конкретных материальных вещах, о профессии и карьере, – заявили ребята из ВЦСИ. – Поэтому приходите, если у вас есть мотивация, и не появляйтесь, если хотите просто потусоваться».

Проект интересен не только содержанием – он создал феномен инновационной для Воронежа образовательной инициативы, «подготавливающей будущее местного арт-сообщества». На еженедельных и абсолютно бесплатных занятиях слушатели изучали важные теоретические тексты, обсуждали классические или актуальные художественные произведения. И, как в настоящем учебном процессе, разбирали практические домашние задания.

Все желающие приобщиться к актуальному искусству получили уникальную возможность изучить то, до чего вряд ли смогли бы добраться в обыденной, рутинной среде. К примеру, на занятии в форме семинара слушатели знакомились с классическим текстом Вальтера Беньямина «Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости». Вникали в творение Климента Гринберга «Авангард и китч». Пытались осмыслить «Искусство после философии» Джозефа Кошута.

Узнали слушатели и о такой важнейшей художественной стратегии современности, как апроприация – «присвоение» готовых фрагментов реальности для создания собственного произведения искусства: природные и искусственные вещи, образы, чужие художественные работы. Первым скандально известным заимствователем стал еще в 1914 году Марсель Дюшан, создавший редимейд «Фонтан» – писсуар, подписанный Дюшаном и представленный как произведение искусства.

Слушатели познавали рефлексию как этап творческого процесса: художник всегда должен «оглядываться на то, что было сделано до него, на тот контекст, в который он неминуемо попадает, выбирая тему или форму своего произведения».

– Кураторы выбирают фильмы, из гор литературы вычленяют главное, приносят фото, ставят нас в курс происходящего, – делится первая выпускница курса Евгения Ножкина. – Я считаю, что это большой труд – ну когда еще я найду время, чтобы изучить все существующие выставки или обсудить свой собственный художественный замысел с компетентными людьми? А уж услышать дельный совет – это вообще очень важно, от конструктивной критики только выигрываешь.

Евгения – выпускница факультета художественного образования ВГПУ и дочь знаменитого воронежского художника Александра Ножкина. Несмотря на наличие классического образования, молодая художница крайне довольна возможностью посмотреть на искусство с другой, менее академичной стороны.

– У каждого человека должно быть любимое занятие, – поясняет Илья Бланкет, еще один выпускник курса и обладатель художественного образования. – Мое любимое занятие – делать искусство, поэтому я здесь.

Выставка «Гибриды», состоявшаяся 22 января в галерее «Х.Л.А.М.», не только стала логичным завершением первого этапа курса, но и дала слушателям опыт участия в реальном экспозиционном проекте.

Вначале курс собрал около 50 слушателей, однако до финиша (в виде выставки) дошли лишь семеро смелых: Евгения Ножкина, Илья Бланкет, Жанна Маленко, Евгений Мещеряков, Надежда Титова, Людмила Гуляева и Ася Бергарт.

«Гибриды живого и неживого, интимного и социального, локального и глобального, культурного и варварского… Новое Время произвело бесконечную армию таких гибридов – однако для них до сих пор нет ни названий, ни пространства обитания. Попробуем их обнаружить, описать, восхвалить или унизить!» – бросили клич руководители курса.

– Слушатели делали сразу несколько проектов для выставки, задумки для произведений они формировали сами. Но в итоге мы отбирали лучшие проекты, – рассказывает куратор выставки Николай Алексеев. – Я доволен тем, как все получилось, – развеской, сочетанием разных форматов и медиа: графики и скульптуры, объектов и документации.

Тема выставки не ограничивала творчество, а служила отправной точкой. Гибридизация, с одной стороны, является чертой современного мира, с другой – всегда скрыто присутствует в искусстве. Именно начинающие художники остро чувствуют странную границу, что разделяет искусство и жизнь.

Илья Бланкет вначале ищет визуальные формы и языки. Его классические графика и живопись «мутируют в кентаврические образы»: полотна «Just Love», «Спящая девушка», «Бакуган», «Антикризис». В объекте «Бермудский треугольник» автор переходит от традиционных жанров к медиа современного искусства, работе с объектами повседневной жизни. Его «смятый дорожный знак прекрасен в своей внутренне живописной форме».

Евгения Ножкина в работе «ABORT» обращается к актуальной теме аборта, выстраивая вокруг нее «театр вещей». В лаконичной, но крайне говорящей инсталляции Евгения соединила три объекта: яблоко, фото инструмента для проведения аборта и белую заплаканную простыню. За этой немногословностью – большой труд, достойный, пожалуй, отдельной выставки.

– Чтобы создать инсталляцию, я обратилась ко многим источникам – от научной литературы и статистики до священных текстов, – рассказывает молодая мама Евгения Ножкина. – Собрала около ста фотографий детей из интернатов и приютов, различные объекты. Но оптимальным по воздействию и гармонии стал именно этот вариант из трех предметов.

Занимающая целую стену работа Жанны Маленко «Двенадцать часов, развернутые в тринадцать квадратных метров за тридцать с половиной часов» – это расшифрованная диктофонная запись обычного 12-часового рабочего дня в торговом центре, записанная простым карандашом на ватманских листах, где «дрожащие строчки складываются в абстрактные пятна». Автор пытается сопоставить труд повседневный с художественным трудом. «И тот, и другой оказываются преодолением времени… Процесс и становление застывают, превращаясь в материю через усилие».

«Почти музейная экспозиция» работ Надежды Титовой – результат перекодирования, смешения языков. Исходный материал – молитву «Отче наш», биометрические данные юноши, поэзию, генетический код, портрет – художница переводит в двоичный код. Этот «самый глубинный язык современной технократической цивилизации, язык ее рабов» запечатлевает послания в виде перфораций на брошюрах, табличках, статуях. Но будут ли человеческие послания иметь какое-то значение для машин?.. Вопрос остается открытым.

«Парадокс артефакта» сильнее всего проявляется в математически строгих работах Евгения Мещерякова.

втор не дает комментариев к листам формата А4 со схемами, векторами, буквенными композициями. «Смысл работ зашифрован и не может быть раскрыт – поэтому они превращаются в следы, останки, руины. Эти останки живописны в романтическом смысле слова – опираясь на них взором, можно размышлять или фантазировать».
– Это не автономные произведения опытных художников, а работы людей, находящихся в поиске. Здесь есть вопросы, сомнения. Именно такие работы близки зрителю – они выставляют напоказ всю свою человеческую составляющую, а не только закрыто-культурную, – прокомментировал выставку «Гибриды» Илья Долгов.
В других городах, даже крупных культурных центрах, такого явления пока нет. Некоторые соседние города готовы даже перенять опыт на мастер-классах с воронежскими художниками.

Как признались сами основатели «Курса молодого художника», помимо образовательной, этот проект имел еще одну важную цель:

– Проблема в том, что наш центр иногда обвиняют в том, что мы выставляем лишь самих себя, – поясняет Иван Горшков. – Поэтому нам хотелось бы вырастить достойных конкурентов, способных талантливо и смело творить в современном художественном пространстве.

Алена Захарова 

Об авторе

Оставить комментарий