Жизнь в поисках родины | «Время культуры»

Жизнь в поисках родины

0

Несколько дней назад исполнилось 72 года воронежскому художнику Борису Алексеевичу Каткову.

– У меня никогда не было родины, – рассказывает художник. – Родился я в Томске, прожил три месяца, а потом мои родители переехали на дачу к Азовскому морю. Там нас застала война.

У Азовского моря Борис Катков и решил стать художником:

– В 1944 году, едва только выгнали немцев из тех мест, к нам приехал какой-то живописец. Он делал из папье-маше уточек, потом раскрашивал – и они становились почти живыми, плавали! Это было волшебство!
Но однажды этот человек отколол номер, сказав: «Ну что ж, кушать нечего – мы сейчас уточку зарежем». И – перепилил ножом ей горло, откуда вытекла кроваво-красная краска.

– В ужасе я убежал на обрыв Азовского моря и плакал, наверное, полдня! И тогда я сказал себе: «Если я когда-нибудь сделаю волшебную уточку, я никогда ее не убью», – признается художник.

Много позже, с 1956 по 1959 год, Катков учился в Латвийской Академии художеств в Риге, а затем вплоть до 1968 года служил в войсках ВВС. Впрочем, об этом времени художник предпочитает не вспоминать:

– Я умер в той жизни, в военной жизни. Я ее не знаю, не живу ею, не интересуюсь. Да, у меня есть воинские награды, грамоты ЦК КПСС и ЦК ВЛКСМ практически всех союзных республик. Да, меня учили убивать. Но сейчас я – художник.

С 1962 года Катков начал принимать участие в художественных всесоюзных, республиканских и других выставках. Будучи молодым лейтенантом Советской армии в Ашхабаде, Борис Алексеевич по рекомендации художника с мировым именем Изата Клычева стал Членом Союза художников Туркменской ССР в 1965 году.
В 1969 году после увольнения в запас Борис Катков приехал в Ригу, но отношение к художнику с русской фамилией было неоднозначным: «Мне прямо сказали, что я никогда не получу тут мастерскую». Катков понял, что это не его место жительства – но так хотелось отыскать свое место в мире! И все-таки свою малую родину художник нашел – в Воронеже, где жил его боевой товарищ.

– Я приехал сюда зимой. Падал снег, по улицам шли удивительно красивые девушки, и я брел от вокзала, сам не зная куда, в этой сказке! – вспоминает Борис Алексеевич. – И – по уши влюбился в этот город!

Уже в 1970 году в Воронеже, где художник живет и поныне, состоялась его первая персональная выставка. А в 1971 году Катков был принят членом Союза художников России – на этот раз по рекомендации народного художника России и просто замечательного человека Михаила Лихачева.

– Вспоминаю свои первые персональные выставки 60-70-х годов прошлого столетия, – поведал Катков. – Колени дрожали от страха! Думал, что не придет ни одного человека, ведь я никогда не отличался приверженностью к школе ортодоксального соцреализма.

Но, несмотря на буйство цензуры в стране, желающих увидеть произведения Каткова – яркие, живые, театрально-сказочные – оказалось множество. Театр, сказка и женщины, пожалуй, три больших любви мастера; около десятка постановок в театрах страны оформлены рукой Каткова: «Праздник и театр слились во мне воедино». При этом женщину он считает главным предметом вдохновения.

В 2002 году в Доме национальностей России в Москве состоялась персональная выставка Каткова. Его работы приобретены Государственным музеем изобразительных искусств Туркменской ССР в Ашхабаде, музеем Туркестанского военного округа в Ташкенте, музеем Сальвадора Альенды в кубинской Гаване, Литературным музеем Никитина и музеем изобразительных искусств Крамского в Воронеже, а также частными лицами в России и за рубежом.

В свое время Борис Алексеевич занимался исследованиями детских рисунков, воздействием цвета на психику, определением здоровья детей по их картинам. И на основе этого в 2001 году издал книгу «Тайны детского рисунка», а в 1998-м запатентовал способ лечения цветом. Дети – еще одна любовь художника, и судьба нового поколения его искренне волнует.

– Куда девается огромная армия молодых художников, которых выпускает каждый год Воронеж? – с горечью вопрошает Борис Катков. – В моей мастерской, одной из самых больших в городе, не хватало места, когда сюда приводили студентов, ее переполняла молодая энергия! Но где они теперь? Судя по тому, что в городе практически не слышно о каких-то молодежных акциях, а в творческих кругах – тишь да гладь, энергия эта трансформировалась в какие-то другие качества…

Алена Захарова 

Об авторе

Оставить комментарий