Хроники Нилуса | «Время культуры»

Хроники Нилуса

0

Сотрудники Воронежского областного художественного музея им. И.Н. Крамского завершили работу над изданием альбома-каталога художника Петра Нилуса. Альбом увидит свет благодаря финансовой поддержке «Благотворительного фонда культурных инициатив (Фонд Михаила Прохорова)», утвердившего проект издания на своем Художественном Совете. Все материалы уже переданы Юрию Полевому, руководителю издательства «Кварта», и в ближайшие недели в нашем городе появится еще одна не совсем обычная книга.

В 1995 году в фондах Воронежского областного художественного музея свое навечное пристанище обрела значительная часть творческого наследия художника, литератора и общественного деятеля Петра Александровича Нилуса (1869-1943), одного из видных представителей Товарищества южнорусских художников, Товарищества передвижных художественных выставок и художественной среды русского зарубежья. До переезда в Воронеж эта коллекция, вместе с обширным архивным материалом, находилась в собственности падчерицы художника Валентины Лазаревны Голубовской – в ее парижской квартире на Бульваре Мюрата, 122. В 1995 году Голубовская передала коллекцию картин Нилуса в Воронеж – место рождения писателя, почетного академика Петербургской Академии наук (1909), лауреата Нобелевской премии по литературе (1933) Ивана Бунина в знак памяти о его дружеской связи с Нилусом.

В основном фонде Воронежского областного художественного музея теперь находится 73 произведения живописи и акварели, а также личные вещи, фотографии, письма, выставочные каталоги. Несколько наиболее характерных работ для творчества художника находятся в постоянной экспозиции музея, другие же, находящиеся в хранилище, периодически видят свет на персональных и прочих сборных выставках музея.

В музейной экспозиции Нилус возникает неким загадочным явлением: все вроде бы обычно – портрет, натюрморт, городской пейзаж, ностальгирующие романтические композиции, но при этом – особая пластическая раскованность, останавливающая зрителя перед картиной, изысканное живописное благородство. Хотя надо признать, что художник Нилус известен по большей части специалистам и коллекционерам, а не широкому зрителю. Последнему и предназначено настоящее издание – первая в нашем городе попытка осмыслить творчество замечательного художника, волею судеб в нем оказавшегося.

Петр Нилус родился 8 февраля 1869 года в имении отца (Подольская губерния) и до семи лет прожил в деревне [Бурштены]. С 1877 года он переехал в Одессу. С 1879 года Нилус учился в Одесском реальном училище св. Петра и Павла, окончив которое, он в том же 1883 году продолжил свое образование в одном из престижных в то время художественных учебных заведений России – Рисовальной школе Одесского общества изящных искусств под руководством известного художника-педагога К.К. Костанди.

После окончания рисовально-живописного отделения Рисовальной школы в 1889 году Нилус поступил в Петербургскую Академию художеств и в течение года занимался под руководством И.Е. Репина, о котором всю жизнь вспоминал с глубочайшим пиететом. Однако полный академический курс Нилус не завершил, а вернулся к самостоятельной работе в Одессу.

Творческая жизнь Нилуса была весьма интенсивной. С 1891 года он начал участвовать в выставочной деятельности художников-передвижников в Москве и Петербурге, в 1893 году он был принят в Товарищество южнорусских художников, в 1899-м – стал членом Товарищества передвижных художественных выставок. Кроме того, Нилус был автором Устава Товарищества южнорусских художников и в течение десяти лет избирался секретарем этого товарищества, а вплоть до 1919 года участвовал в его ежегодных выставках. На ХХ Передвижной выставке он выставлял картину «По знакомым» (1892). По присущей ей выразительности характеристик эта работа получила высочайшую оценку знаменитого критика-литератора и искусствоведа Виссариона Белинского и принесла художнику успех и известность уже на первых порах его самостоятельного творчества, в котором преобладали тогда разнообразные сюжеты обыденной городской жизни. Таков был первый период творчества Нилуса в 1890-е годы, когда он ориентировался на идейное искусство передвижников, стремясь к созданию общественно значимой жанровой картины.

Следующий этап характерен отходом художника от социальной проблематики и вообще от реалистического бытового жанра. В результате зарубежных поездок и знакомства с новым современным искусством в первом десятилетии ХХ века от передвижничества он двинулся к насыщенной цветом и светом импрессионистической живописи, все больше отдавая предпочтение жанру пейзажа.

Третий период характеризуется как «символико-романтический» или «ретроспективный», в котором пейзаж является основным фоном для излюбленных художником персонажей минувших пушкинско-лермонтовских времен 1830-1860-х годов. Это сюжеты с романтико-просветительским пафосом, эстетизирующим действительность: прогуливающиеся на побережье и в садах в сумерках или встречающие рассвет галантные кавалеры и дамы в робронах, чепцах и капорах. Композиции этого периода сам художник называл «кринолинами».

Валентина Голубовская, принимая во внимание направления поисков Нилуса, четвертый период творчества Нилуса, связанный с отходом от романтизма, характеризует как «современный». Его основным содержанием становятся виды французских городов, пейзажи, женщины на фоне зелени парков и натюрморты. Но это уже будет последний, уже парижский период творчества Нилуса, а тогда, в Одессе, ему предстояло создать еще множество работ, среди которых были портреты Антона Чехова (1902-1904) и Ивана Бунина (1918) – работы, пожалуй, наиболее известные в литературных и художественных кругах.

Надо сказать, что Нилус был незаурядным коллекционером и знатоком старины. Однако в эмиграцию (болгарский порт Варна) Нилус отправился с практически пустыми руками и тогда, в переписке, подлежащей перлюстрации, судьбу своей коллекции прояснить не смог – неизвестна она и теперь.

Однако в одесский период творчества Нилуса до этих сложных времен было еще далеко, хотя «окаянные дни» России постепенно приобретали все более явные очертания, подобно Левиафану высматривая и подстерегая своих будущих жертв. Их суть стала понятной Нилусу не сразу. Слишком динамичной была смена военно-политических декораций. Своими неприязненными высказываниями, антибольшевистскими плакатами Нилус бесповоротно скомпрометировал себя в глазах советских властей. Оставаясь в Одессе, он неминуемо подписал бы свой собственный смертный приговор. Ранней весной из Варны Нилус перебрался в Софию, где оставался до осени 1920 года и уже в апреле открыл в залах художественного училища свою персональную выставку.

оздней осенью Нилус выехал в Вену и уже в январе 1921 года выставлялся в художественном салоне «Холм и Гольдман», а с весны 1921-го жил в австрийском Бадене, принимал участие в групповой выставке. В 1922-1923 годах Нилус жил в Югославии (Груже, Белграде, Загребе), а в конце 1923-го окончательно перебрался в Париж, в 1924 году поселившись на улице Жака Оффенбаха, в облюбованном русскими эмигрантами районе Пасси.
Можно предположить, что в эмиграции Нилус вел себя очень сдержанно, держался несколько отчужденно и замкнуто. Причин тому было достаточно, но одна из них – постоянная материальная зависимость от покупателя, недостаток средств для жизни, оплаты жилья, лечения, приобретения материалов для работы. Преследуемый «нудной заботой о том, как бы не очутиться на мостовой», Нилус стремился всесторонне позиционировать себя. Но для того, чтобы живопись продавать, надо было не только много работать, много выставлять, но и создавать себе положение в обществе, быть приписанным к какой-то галерее – чтобы быть узнаваемым публикой, создавать впечатление успешности и надежности.

Единственным, что защищало Нилуса, привносило в его жизнь толику комфорта, оберегало от непреходящих «нудных забот» о том, как бы не оказаться на улице, был надежный тыл, который олицетворяли жена художника Берта Соломоновна Голубовская (урожденная Липовская), которую в шутку Нилус называл «товарищ Берта» ввиду ее просоциалистических ориентаций, и его падчерица Валентина Лазаревна Голубовская.

С начала 1930-х годов объединяя все возникавшие со времен импрессионизма «измы» общим понятием «модерн», Нилус эту идею стал находить привлекательной, хотя и был уверен, что большинство апологетов модернистской живописи – посредственные художники. Временами он верил в возможности совмещения традиционных реалистических тенденций с новаторскими решениями, а подчас подвергал их сильнейшему сомнению. Видно, что в поисках выхода Нилус пережил весьма трудные моменты. Но Петр Александрович был молод духом и способен к развитию, чему немало способствовало его умение работать по 8-9 часов в день – высокий ритм работы был присущ его натуре: «В середке такая пружинка сидит, какой-то завод, не могу не работать». Работать же Нилус мог во всех жанрах.

В середине 1920-х годов Нилус писал портреты на пейзажных фонах, которые сам художник считал удачными и которые вызывали благоприятные отзывы публики и прессы. К середине 1930-х годов он отдавал предпочтение психологическому портрету.

В собрании Воронежского областного художественного музея есть и несколько морских пейзажей 1920-1930-х годов – жанр, к которому Нилус относился очень серьезно, над ним он работал в разные периоды своего творчества. Уже будучи в эмиграции он выставлял целый ряд марин под одноименным названием «На берегу моря» – в Загребе, Белграде, Бухаресте… Морской пейзаж по сложности исполнения Нилус ставил выше натюрморта, считая его очень серьезным жанром.

В 1930-е годы художник создал обширную серию так называемых «Натюрмортов на столе» с преобладанием оттенков белого цвета («белых натюрмортов»), ряд которых находится и в нашем музее. «Успех этой серии приводит к тому, – пишет Валентина Голубовская, – что близкие ему [Нилусу] художники называют его белую краску «белым Нилуса». Французские же художественные обозреватели находили в особенностях серебристого тона живописи Нилуса качество Манэ. Белые тона, конечно, доминируют не во всех натюрмортах Нилуса. Не менее образны, красноречивы и взятые в иной тональности, более темные натюрморты. Среди них выделяется «Синий натюрморт с апельсинами» (1929), выстроенный на палитре противоположных сторон цветового спектра, на цветовом контрасте насыщенных солнцем плодов и тяжелого, как завеса, сумеречного фона.

Особое место в творчестве Нилуса занимают городские пейзажи, парковые этюды, виды французских провинций.

Нилусу, безусловно, приходилось работать над мало интересными для него заказными вещами, но он никогда не скрывал своей неприязни к благополучному искусству, к вещам «под буржуазные гостиные, благополучным, профессорским вещам», подобных тем, которые он наблюдал в конце 1920-х годов на выставке Боннара. Ценным ему казалось не то искусство, что копирует мир, не «реальное искусство», а выраженный на холсте мир художника, прелесть присущей ему индивидуальности. В каждую работу Нилус вносил сложные чувства, создавая гармоничное созвучие на грани восторга перед мигом своего существования и грусти по поводу его быстротечности, умея видеть красоту в любом обыденном мотиве, подобном этюду «Поле с дынями под дождем» (1931), мерцающим перламутром в пасмурном дне.

Несмотря на определенную известность в парижской художественной среде, трудно утверждать, что судьба Нилуса сложилась блестяще. Суть, однако, в том, что он сумел не потеряться в сложнейшей художественной и политической ситуации, продолжал начатый в юности путь и оставил обширное живописное и эпистолярное наследие, полное душевных искренних переживаний, свидетельствующих о пережитом времени. Помимо российских собраний, произведения художника хранятся в Лувре и других музеях Франции.
Говоря о Нилусе-художнике, нельзя не сказать о нем и как о достаточно известном литераторе, беллетристе, очеркисте и критике.

Круг его тем, раскрывающих эстетические взгляды художника, был весьма широк – критические обзоры художественных выставок, минувшие и текущие события в городской художественной и общественной жизни, политическая и нравственная проблематика. В 1919 году Нилус вел весьма острую по содержанию постоянную рубрику «Впечатления» в газете «Вечерний час».

Жизненный путь Петра Александровича Нилуса завершился 23 мая 1943 года в оккупированном гитлеровцами Париже, где он и был похоронен на кладбище Банье. Несмотря на то, что наши представления о творческой биографии Нилуса являются достаточно полными, исчерпывающими их назвать пока еще нельзя. Произведения художника, хранящиеся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, художественных музеях Днепропетровска, Киева, Львова, Одессы, Орла еще ждут своего обобщения на совместной крупномасштабной межмузейной выставке. Вопрос о том, как складывалась жизнь Нилуса в последние годы, все еще ждет более подробного исследования.

Владимир Добромиров 

Об авторе

Оставить комментарий