В воронежском ТЮЗе сезон открылся премьерой. Твардовский — «Василий Теркин». | «Время культуры»

В воронежском ТЮЗе сезон открылся премьерой. Твардовский — «Василий Теркин».

0

Главный режиссер театра Вадим Кривошеев — рисковый парень, но в данном случае поговорка «риск – благородное дело» совершенно уместна.

василий теркин. тюз

А теперь по порядку.

Если бы Вадим, после того как стал в одночасье главным режиссером, захотел  немедленно сделать ТЮЗ модным местом для паломничества местной богемной тусовки, то ему бы это удалось  достаточно легко, ибо рецепт на самом деле несложный. Первым делом — сменить название, при этом через какой-нибудь модный информационный ресурс объявить общественности, что с совковым анахронизмом покончено — дескать, ТЮЗы придумали коммуняки, а на дворе 21 век. Следом открыть в помещении театра  бургерную да кофейню, чтобы было чем заняться продвинутым посетителям, а в  театральном зимнем саду устроить выставку современного искусства. Завершив с главной атрибутикой современного театра, поворотиться в сторону столицы, прошерстить театральные афиши, форумы (и так далее) на предмет установления модного сценического тренда и внедрить его у себя, попутно оповестив все ту же общественность, что теперь он всерьез намерен биться за «Золотую маску». Все. Остальную рекламную работу поедатели бургеров вкупе с модными инфоресурсами доделают сами.

Если бы Кривошеев решил наладить дружбу с патриархальной творческой прослойкой, то сделать это было бы еще проще: не менять в своем театре ничего вообще, позволяя наследию Латушко  существовать как-нибудь самостоятельно, но при этом периодически помещать  в фейсбуке изречения великих театралов (разумеется, начиная со Станиславского) и шумно сетовать на исчезновение традиционной культуры, как основы основ всего на свете. В виде дополнительной опции можно было бы периодически публично называть Латушко благодетелем и хранителем традиций, презрительно хмыкать в сторону «Золотой маски» и поливать словесными благовониями окончательно разложившийся труп «События сезона». При таком раскладе велика вероятность  одобрения департамента культуры, поддержки со стороны архаичных, чудовищно неграмотных, по-бабьи визгливых сайтов и, в конце концов, получение звания  официального засрака (засрак, ежели кто не понял, это заслуженный работник культуры сокращенно).

Слава богу, Кривошеев не стремится быть ни модным, ни традиционалистом,  он просто хочет серьезно заниматься театром. Театром как видом искусства и ТЮЗом как конкретным учреждением. Поэтому начал свою деятельность с самого неэффектного, трудного, но необходимого – построения фундамента своего театра, как творческого, так и материального. Репертуарная политика – важнейший момент, и забывать про детскую целевую аудиторию Кривошеев не собирался и не собирается. Поэтому не случайно (а может даже и демонстративно) первая его постановка уже в статусе руководителя театра была именно детской – спектакль «Вождь краснокожих» по мотивам рассказов  О, Генри. Весьма достойная работа, и визгливая  негативная реакция архаичных неграмотных сайтов эту достойность лишний раз подтвердила.

василий теркин

Теперь вот – «Василий Теркин». Постановка с точки зрения современного театрального менеджмента  совершенно бессмысленная и изначально провальная. Зачем, мол, вспоминать совкового поэта, неужто позориться приспичило перед продвинутой публикой, засыпающей с томиком Мамлеева под подушкой? И потом выбор военной темы – ну не 9 мая же на дворе, ей-богу, рано еще георгиевскую ленточку прицеплять да скорбно-задумчивое лицо делать. И чему тебя, Вадик, в Камерном учили?

А он на самом деле многому научился – Вадим Леонидович-то.  И в Щукинском театральном училище, где основам режиссуры обучался, и в Камерном, где играл, и в ТЮЗах Воронежа и  Вологограда, где спектакли ставил, и в нашей академии искусств, где преподает. Незаметно так, без излишней помпы,  превратился из подающего надежды ученика во вполне зрелого мастера. Умеющего, кстати, принимать самостоятельные решения и отвечать за них. Поэтому – «Теркин». Так решил.

На самом деле решение такое имеет свое логическое объяснение. Но чтобы логику Кривошеева понять, надо  с модных театральных ходулей спрыгнуть да по земле пройти. Вадиму, много лет проработавшему в ТЮЗе, хорошо знакома основная публика тетра – старшеклассники. Своенравные, взбалмошные, не любящие насилия над собой в зале и фальши на сцене. Короче, трудная публика, которую каждодневно нужно завоевывать. Но дело в том, что в последние годы эта публика помимо прочего становится все более невежественной и от этого факта уже нельзя отмахнуться. Это они сейчас на вопрос – что вы знаете о Великой Отечественной войне? – выдают что-то вроде «это когда красные с белыми воевали» или «это когда  нас американцы спасли от фашистов». И эти подростки с такими-то знаниями вскоре придут во взрослые театры. Или не придут вовсе.

Александр Сокуров во время Платоновского фестиваля говорил о самом главном предназначении искусства сегодня, ключевое слово – просветительство. Иначе упущен будет момент, и просвещать вскоре будет некого, да и некому уже. Кривошеев, как мне видится, тему просветительства взял за основу программного развития воронежского ТЮЗа. Будут, обязательно будут в репертуаре и концептуальные постановки, и андеграунд и современные музыкальные шоу. Но внимание к личности человека, к базовым общественным ценностям останется неизменным.

В «Теркине» режиссер-постановщик придумал интереснейший ход: Василия Теркина играют сразу шесть человек. По замыслу Кривошеева  этот прием позволяет зрителю понять, что образ солдата, созданного великим русским поэтом по сути собирателен, артисты, играя как в оркестре каждый свою партию, показывают  советского солдата,  акцентируя внимание на определенных душевных качествах, на свойствах его личности. Они словно пазлы собирают, складывая образ по фрагментам, и в результате мы видим ту самую колоритную фигуру  русского солдата, вынесшего на своих плечах всю тяжесть войны и победившего саму смерть.  Кстати, эта мысль перекликается отчасти со словами, сказанными в фильме Леонида Быкова «В бой идут одни старики»: мол, первым к рейхстагу придут не летчики, не танкисты, не артиллеристы, а тот самый простой окопный пехотный Ваня, подлинный народный победитель. Сценическое пространство в спектакле Кривошеева  решено достаточно условно, нет и намека на военно-бытовую конкретику, в центре, как и говорилось мной выше —  человек, его душа. Уходят в вечность эпохи, меняется оружие, меняется форма и звания, а пережитое людьми на войне остается неизменным.

Спектакли на военную тему – это всегда лакмусовая бумажка проверки на искренность, на сплоченность актерской команды, хрупкий мостик над пропастью: качнулся влево – свалился в манерность, граничащую с пошлостью, качнулся вправо – и погиб под тяжестью патриотического пафоса, не менее пошлого. Атмосферность спектакля – это нечто неуловимое, создаваемое режиссером и его командой бережно и кропотливо, это главное в театральном деле. У Кривошеева и сплоченной актерской команды ТЮЗа получилось – то, что происходит на сцене «цепляет», равнодушным остаться практически невозможно. Эмоции зрителя (я по себе сужу) незаметно сливаются с эмоциями актеров и вот уже рухнула та самая четвертая стена и общая эмоциональная волна стала хозяйкой тюзовского пространства. Вот и сейчас вспомнилось о пережитом на «Теркине», и пальцы забегали по клавиатуре совсем по-другому и незаметно изменился стиль изложения, эмоции мешают невозмутимому повествованию, так и хочется закончить материал экспрессивно, например, так: получилось, получилось, ребята – вы молодцы! Гм,  а может зачеркнуть, не мальчик я все-таки, чтобы вот так волю эмоциям давать? Да ну нафиг, не буду зачеркивать. Ребята, вы молодцы, главное у вас получилось.

Текст – Олег Котин

P. S. Добавлю все-таки еще несколько соображений, которые считаю важными. Во-первых, уверенная и профессиональная работа в «Василии Теркине» Аллы Введенской, прекрасной актрисы, одной из основоположниц ТЮЗа. Эта работа по сути опровергает существовавшие домыслы о том, что у Кривошеева на сцене будет работать только команда из молодых исполнителей, а остальные прочно сядут на лавки в закулисье. На примере Аллы Введенской (или того же Сергея Барашова или Александра Новикова) мы видим, что все кто хочет работать – работают. И работают хорошо.

теркин. введенская

Второе. В ТЮЗе сложился уверенный дуэт  руководства: главного режиссера Вадима Кривошеева и директора Андрея Васильева. Оба молоды, знают, чего хотят от театра, и эти желания совпадают, присутствует абсолютное доверие друг к другу. Такое в театральной среде встретишь нечасто, это очень хорошо, что в ТЮЗе получилось так.

И третье. На общественную сдачу «Василия Теркина» пришло много молодых актеров из драмтеатра Кольцова. Это замечательно, что времена, когда актеры разных театров ходили друг к другу на премьеры, радовались и переживали, и даже отмечали вместе, возвращаются. Пусть пока только на территории драмы и ТЮЗа, но главное, что начало уже положено.

 

Об авторе

Редактор газеты «Время культуры»

Оставить комментарий