В царство Мероэ. 200 лет египетской коллекции Отто фон Рихтера | «Время культуры»

В царство Мероэ. 200 лет египетской коллекции Отто фон Рихтера

0

египет-03

От редакции:
Мы давали новость на нашем сайте (vremyakultury.ru) о том, что выставка в художественном музее имени Крамского нуждается в денежной помощи, поскольку до сих пор нет никакого ответа от различных властных структур и фондов. И буквально в то же время пришло известие — экспозицию поддержит Фонд Прохорова. Это значит, что теперь музей сможет подготовить рекламно-информационную, просветительскую и детскую программы. Так, появится книжная экспозиция, в которую войдут факсимильные копии книг по тематике искусства Древнего Египта, хранящихся в музейной библиотеке и библиотеке им. М.А. Волошина (Москва), художники-мультипликаторы сделают короткие видеоролики на сюжеты, связанные с историей коллекции, а вместе с книжным клубом «Петровский» проведены вечер древнеегипетской поэзии и театрализованное представление древнеегипетских сказок. И это только часть заявки.

В 2015 году — юбилей коллекции Отто Фридриха фон Рихтера, ныне хранящейся в Воронежском областном художественном музее имени Крамского. Почти каждое слово в этой простой фразе требует пояснения, и тогда она обретает свой настоящий смысл.

Будущий ученый родился 6 августа 1791 года (по другим сведениям в 1792 году) в лифляндском местечке Вастсе-Куусте в семье ландрата Отто Магнуса фон Рихтера. Мальчик получил хорошее домашнее образование, изучал древние языки под руководством Густава Эверса, который позже, в 1818–1830 годах, возглавлял Дерптский Императорский университет. После недолгого пребывания в Москве осенью 1809 отбыл в Гейдельберг, где изучал персидский и арабский языки. В 1812 году он перебрался в Вену, где штудировал научные труды в богатейшей библиотеке. Видимо, тогда под влиянием Фридриха фон Шлегеля и возникла романтическая идея отправиться на Восток в поисках древней мудрости, скрывающейся в наследии старейших культур. Современная Европа казалась юноше скучной и однообразной.

В России не так уж много музеев, в собрания которых входят памятники культуры Древнего Египта. В Воронежском музее — это не просто разрозненные вещи, а целостная коллекция, собранная в то время, когда египтология только зарождалась. За два века в нашей стране погибли не только коллекции, относительно небольшие, за 200 лет в стране несколько раз менялся политический режим (со всеми издержками этого процесса), стирались старые и возникали новые границы, гремели мировые войны. А небольшая коллекция, собранная молодым учёным, сохранилась, утрат почти не было. Куда большие коллекции, собранные куда более состоятельными и влиятельными людьми, распылялись по свету!
В начале позапрошлого века наука о Древнем Египте только зарождалась. Конечно, немногочисленные известные тогда предметы пользовались известным спросом, но почти всё, что олицетворяет для нас сейчас эту великую культуру, было скрыто африканскими песками, опасностями, ожидающими путешественников, тысячелетними стенами гробниц и храмов. Мощный толчок дал египетский поход армии Наполеона (1798–1801). Тогда было собрано и вывезено в Европу огромное количество памятников истории. Эти предметы составляют сегодня гордость крупнейших музеев. Открытие, которое невозможно переоценить, совершил Жан-Франсуа Шампольон, расшифровав древнеегипетский текст на камне, найденный близ города Розетта и названный Розеттским камнем (ныне хранится в Британском музее). Шампольон опубликовал результаты своей работы в 1822 году.

Египет-06 египет-05     египет-09

За 7 лет до этого молодой ориенталист из Российской империи Отто Фридрих фон Рихтер (1791–1816) совершил экспедицию в Египет и Сирию. Главным результатом этой экспедиции и стала коллекция древнеегипетских артефактов, которые теперь можно увидеть в Воронежском художественном музее.
Египетский поход Наполеона подогрел интерес европейцев к древней культуре. Тогда, в первые десятилетия XIX века, в Египте развернулась настоящая «золотая лихорадка». Авантюристы всех мастей, беспринципные, расчётливые торговцы вели настоящие войны за разграбление древних святынь. Египтяне этому не только не препятствовали, но даже не упускали возможности получить свою долю наживы — так сложились целые династии профессиональных гробокопателей. Одной из самых ярких фигур войны за древности был Джованни Баттиста Бельцони (1778–1823) — искатель приключений и авантюрист, не всегда щепетильный в выборе средств. Впервые он попал в Египет в том же 1815 году, что и фон Рихтер. Всей своей жизнью, в которой было немало удивительных поворотов, опасных приключений и сомнительных компромиссов, итальянец заслужил проклятия и восторг египтологов. «Одинокий шакал в египетских пустынях», «Гиена в гробницах фараонов»… редко кто из писавших о Джованни Бельцони удержался от подобных нелестных прозвищ. Действительно, научными его изыскания назвать трудно, однако без этого человека египтология лишилась бы множества ценнейших материалов. Он успел побывать в Египте трижды, первое его путешествие проходило буквально в те же дни и в тех же местах, что и экспедиция Рихтера.

Однако Бельцони удалось посетить Абу-Симбел, о котором он узнал от швейцарского путешественника Иоганна Людвига Буркхардта. В свою очередь, Буркхардт отрекомендовал Бельцони британскому консулу в Каире сэру Генри Солту. Тот одобрил намерение Бельцони посетить Абу-Симбел и предложил ему стать неофициальным агентом британского правительства по добыче памятников древнеегипетского искусства: в Европе за них платят золотом, здесь же их можно даже не покупать, а просто найти подходящую гробницу и самому приняться за раскопки.

Оказавшись в Абу-Симбеле, Бельцони нанял рабочих и договорился с вождём местного племени, что найденное золото будет поделено пополам. Если же в храме окажутся одни камни, то все они достанутся неутомимому европейцу.

египет_10 египет-08

Успехи Бельцони вызвали ярость у конкурентов — таких же гробокопателей, но действующих в интересах французского консула. Они даже попытались организовать покушение на итальянца. Впрочем, и на этот раз судьба была благосклонна к нему — он сумел избежать смерти.

Благодаря Бельцони в коллекции Британского музея сегодня находятся настоящие шедевры древнеегипетского искусства: статуя сидящего фараона Аменхотепа?III, высеченная из черного гранита, алебастровый саркофаг и модель гробницы Сети I. Однако неразборчивость в средствах и страсть к коллекционированию приводила не столько к открытиям, сколько к разрушениям и наносила непоправимый вред.

30 марта 1815 года Рихтер покинул турецкий берег и 12 апреля прибыл в Александрию. Заручившись в Турции рекомендательными письмами к хедиву Египта, путешественник беспрепятственно продолжил свою экспедицию на юг страны на предоставленном ему судне с гребцами. Его путь лежал в верховья Нила к забытому царству Мероэ. Цели своего путешествия он не достиг из-за междоусобной войны, шедшей к югу от Асуана. В то время Нубия была для европейцев настоящей terra incognita, за два года до Рихтера её посетил уже упомянутый швейцарский исследователь Буркхардт, первооткрыватель Петры и Абу-Симбела, оставивший описание своего путешествия, изданное только в 1819 году, т.е. уже после смерти Рихтера — и потому неизвестное ему.

Южной точкой путешествия Рихтера стал Каср Ибрим — уникальный нубийский памятник, хранящий следы разных эпох и культур. Свидетельством трёхнедельного путешествия по Нубии стали дневники Рихтера с многочисленными зарисовками исторических памятников — и тем особенно ценные сегодня, поскольку за истёкшие 200 лет многие из них погибли или были сильно повреждены.

02

Экспедицию Рихтера преследовали неудачи, из-за беспорядков на севере Египта не удалось посетить дельту Нила. На осадном положении путешественники прожили более недели в закрытом «квартале франков» в Дамиетте. 20 августа, решив не искушать судьбу, Рихтер с попутчиками покинул Египет, погрузив с собой на корабль коллекцию произведений древнеегипетского искусства, собранную за 4 месяца путешествия по этой стране.

Исследователь продолжил путешествие, посетив Палестину, Сирию и Анатолию, и направлялся в Персию на службу в российское посольство, однако 13 августа 1816 года в Измире молодой учёный, коллежский асессор Отто Фридрих фон Рихтер умер.

После его смерти коллекция прибыла в Дерпт из Швеции, куда она была изначально доставлена. Отто Магнус фон Рихтер, отец молодого учёного, в 1819 году передал её в университет в память о сыне, за что удостоился золотой табакерки от императора Александра I. С тех пор древности, привезенные фон Рихтером, хранились в университетском музее древностей и изящных искусств и составили ядро одного из лучших в стране собраний египетских артефактов.

Судя по документам передачи, наиболее ценной частью коллекции считались восточные книги и рукописи, собранные молодым учёным: в списке значится 28 наименований, некоторые из которых — многотомные. Другую часть коллекции составили египетские, греческие и римские древности, в том числе и ныне хранящиеся в Воронежском художественном музее «Афродита с сандалией» (бронза, III–II века до н.э.) и мраморная голова Антиноя (II век н.э.).

Египет-04

Лучшая часть коллекции Рихтера происходит из Дейр эль-Медина («место правды») — древнеегипетского некрополя, действовавшего в XVI–ХI веках до н.э. Здесь погребены ремесленники фиванских царских некрополей, художники, фиванские жрецы. Помимо захоронений археологи находят остатки хижин, в которых жили эти «слуги места правды». Из Дейр эль-Медина происходят некоторые предметы из коллекции Рихтера: деревянный саркофаг царского писца Несипахерентахата (XXI династия, XI–X века н.э.), две каменные стелы (XIX династия, XIV–XII века до н.э.), пирамидион (XIX династия, XIV–XII века до н.э.) с нанесёнными на 4 грани великолепными рельефными изображениями египетских богов. Такие пирамидионы служили навершиями маленьких кирпичных пирамид, обычно устанавливаемых над вырубленным в скале помещением гробницы.

Важнейшим условием дарителя было обеспечение доступности коллекции «для немногих любителей восточной литературы и возбуждали ревность к изучению оной». Отто Магнус фон Рихтер высказывал надежду на то, что пример самоотверженного служения наукам, проявленный его сыном, станет «поощрением к подобным учёным трудам» для учащихся университета. При передаче коллекция была поделена между университетскими библиотекой, музеем древностей, изящных искусств и естественнонаучным кабинетом.

Во время Первой мировой войны при угрозе надвигающегося фронта было принято решение эвакуировать университет вместе с имуществом в Пермь, Ярославль и Нижний Новгород. Воронежский государственный университет возник в 1918 году на основе эвакуированного Юрьевского (в 1893–1918 годах Дерпт назывался Юрьевым). Университетский музей попал в наш город только в 1918 году и просуществовал до 1933, когда он вошёл в состав учрежденного Воронежского областного музея изящных искусств. Весь этот путь прошла и коллекция Отто фон Рихтера. Уже почти век длится обида Эстонии, обвиняющей Россию и наш музей в незаконном присвоении сокровищ. При этом необходимо учитывать, что коллекция принадлежала императорскому университету, который был частью образовательной системы Российской империи и содержался — причём довольно щедро — ею же. В условиях, угрожающих университету и его имуществу, власти, имея на это полное право, перевели его в другой город на территории своей страны. Возникновение независимого Эстонского государства основанием для возвращения музейных коллекций быть не может. Таково мнение экспертов, историков и юристов.

Не прошло и 20 лет, как во время уже Второй мировой войны музейное собрание — а вместе с ним и коллекцию Рихтера — снова потребовалось эвакуировать, на этот раз в Омск. В октябре 1945 года музейные предметы наконец вернулись в разрушенный Воронеж.

Необходимо отдать должное всем, кто оказался причастным к этой коллекции на протяжении двух веков, сохраняя её в вихрях войн и революций; тем, кто изучал её, не позволяя голосу древностей утонуть в толще времени. И, конечно, молодому романтику, поверившему, что в глубокой древности можно найти ответы на вечные вопросы, два века назад совершившему трудное путешествие, собравшему необыкновенную коллекцию,— Отто Фридриху фон Рихтеру.

 

При написании статьи использованы материалы: Е. Богословский «Памятники и документы из Дейр эль Медина, хранящиеся в музеях СССР», С. Стадников «В стране пирамид. Жизнь и труды О.Ф. фон Рихтера», В. Солкин «Отто Фридрих фон Рихтер и египетское собрание Воронежского областного художественного музея» М.Д.Карпачёв. «Приветствуем воронежцев с государственным университетом» (к 95 лет со дня основания ВГУ). Подъем. 2013, №11.— С. 145-177.

Автор — Наталья Бакина
Фото из архива Сергея Куприянова

Об авторе

Оставить комментарий