Поступательное размытие. В Воронеже завершилась Всероссийская выставка плаката «Россия — между прошлым и будущим» | «Время культуры»

Поступательное размытие. В Воронеже завершилась Всероссийская выставка плаката «Россия — между прошлым и будущим»

0

Масштаб – небывалый: в двух залах Союза художников – на Кирова, 8 и на Пушкинской, 7 – разместилось около 400 экспонатов. Примерно 300 из них привезены из архивного фонда плакатной секции московского отделения Союза художников. Остальные отобраны среди работ современных авторов из 15 городов страны – Белгорода, Якутска, Ростова-на-Дону, Екатеринбурга, Твери и многих других. По задумке организаторов, в совокупности они охватывают собой целый век, так как созданы в разное время с 1901 по 2013 годы – и более чем наглядно показывают историю становления и развития российского плаката практически от самого его зарождения до наших дней.

plakat-copy

Представлен здесь и Воронеж. Причем работами, созданнымине только уже известными художниками-плакатистами – например, Алексеем Смирновым, Николаем Литвиненко, Валерием Семеновым – но и молодыми авторами. Таковых на выставке двое – Михаил Гончаров и Андрей Козлов, студенты архитектурно-строительного университета, а не художественного училища или академии искусств, как можно было бы предположить:

– Они работают, как и многие другие молодые плакатисты во многих городах России, являясь, по сути, самоучками, – рассказывает директор выставки Владимир Гончаров. – Что-то читают, смотрят на работы других, консультируются у признанных художников-плакатистов. К слову, лет двадцать назад в городе существовала целая группа графиков, работавших в этом жанре. Но сейчас ее нет. Специфика работы изучается в настоящий момент, к сожалению, только на факультете графики в столичном художественном институте имени Сурикова. Поэтому из всех плакатных школ, когда-то существовавших, осталась только московская. На периферии же все зависит только от личной инициативы человека – насколько ему интересно этим заниматься и готов ли он самостоятельно искать, узнавать и пробовать.

Но помимо этого, по словам Гончарова, для художника-плакатиста особенно важно уметь соединять четко обозначенную идею с ярким и точным воплощением. Принцип «чем меньше, тем лучше» здесь основополагающий, множество деталей и украшений – совершенно ни к чему, они только «замыливают», затрудняют восприятие.

Собственно выставка, благодаря тому, что в ее рамках удалось собрать экспонаты из самых разных эпох, наглядно показывает зрителю, что к этому простому правилу, как и к другим своим отличительным чертам, плакатному жанру удалось прийти в результате долгого развития.

Репродукции старейших плакатов – будь то «Пирамида власти» (1901)» Николая Лохова или «Трехсотлетие дома Романовых» (1913) Владимира Сокольского насыщены мелкими деталями, надписями, шрифты витиеватые и нередко разного цвета, даже в пределах одного текста. Возможно, не последнюю роль здесь играет и тот факт, что в этот период над плакатами нередко работали живописцы, в том числе Виктор Васнецов, Леон Бакст, Константин Коровин.

Но чем дальше, тем ярче начинают проявляться основные особенности этого жанра – точность линий и форм, резкие контуры, работа с контрастными цветами, ограничение планов изображения до одного-двух, минимальное использование светотени, простота и наглядность воплощения основной идеи. Первые революционные плакаты уже содержат в себе многие из этих черт – знаменитые «Ты записался добровольцем?», «Ты чем помог фронту?» Д. Моора – яркое тому подтверждение.

Тут же – ранние советские годы, представленные многими экспонатами, в том числе работами Маяковского и Родченко. Первые эксперименты – с цветом, шрифтом и формой. Начинается изучение возможностей фотографии, использование коллажей, формируется рекламный плакат (взять хотя бы знаменитые «Книги-ленгиз» с фотографией Лили Брик).

С расцветом жанра выставка предлагает и примеры разных его направлений. Здесь афиши для различных фильмов и спектаклей, политические и социальные плакаты, где находится место и пламенным воззваниям («Все на смотр» Юрия Пименова, 1928), и едкой сатире («Петрушка» Михаила Черемных, 1925). Особое место – у плакатов времен Великой Отечественной войны. Красно-черно-белая цветовая гамма, точные образы, минимум деталей – здесь плакат обретает максимальную силу воздействия на зрителя.

Послевоенные годы, научные открытия, покорение космоса, распад СССР, перестройка – масштаб экспозиции дает возможность проследить за один-два часа всю историю не только плаката, но и страны в целом.
Однако, при движении от одной работы к другой и постепенном приближении таким образом к плакату наших дней у зрителя почти наверняка возникнет вопрос – а что, собственно, происходит с этим жанром в настоящее время?
И получить ответ зритель может только на таких экспозициях. По словам Владимира Гончарова, сейчас плакат существует практически только как направление выставочной и конкурсной деятельности».
К счастью, современные работы на выставке представлены достаточно полно для того, чтобы взглянуть на сложившуюся ситуацию поближе.

Одну из основных тенденций Владимир Гончаров обозначает сразу – если раньше на плакате нередко появлялась личность, то сейчас она исчезла. И даже беглого взгляда на выставочный зал достаточно, чтобы в этом убедиться. Культ личности у власти присутствовал в разные периоды существования СССР вплоть до 90-ых годов – и претерпел за это время самые неожиданные трактовки. От безоговорочного поклонения – до игры с советским китчем: например, безымянный плакат работы Юрия Боксера, изображающий Михаила Горбачева в окружении котят и роз, нарумяненного и с подкрашенными губами. А то и сведение образа к минимуму, при котором остаются и проецируются на современность лишь самые узнаваемые черты («Сталинизм» Юрия Леонова, 1988).

Затем героями становятся другие – например, музыканты. Майкл Джексон, Юрий Шевчук, «Наутилус Помпилиус» и прочие продолжают личностную линию в плакате, но чем ближе к нулевым, тем больше она угасает и к началу нового столетия исчезает совсем.

Директор выставки объясняет это явление просто – плакат всегда отражает эпоху, и если в настоящее время происходит скорее массовое обезличивание, усиливается типичность человека, это тут же находит непосредственное отражение в графике. Причем не только в традиционной, но и в компьютерной, с активным использованием возможностей цифровой фотографии и коллажа, с привлечением общеизвестных, растиражированных до тошноты логотипов – например, «Макдональдса» или «Кока-колы» («Минин и Пожарский» Валерия Близнюка, 2011).

И если технически изготовление плаката с каждым годом становится все проще, то передать на нем образ главной идеи – все сложнее. Так на выставке можно увидеть, как на уровне современного российского плаката происходит постепенное превращение однозначного сообщения в многозначное, появление подтекста и дополнительных смыслов. То есть вместе с постепенным развитием жанра происходит размытие его границ. Как пример – плакат с фрагментом знаменитого конного портрета Наполеона, где художник закрасил глаза вырезанному из репродукции императору и усадил его не на лошадь, а на ее скелет.

Иными словами, плакат, вместо того, чтобы ярко и точно выражать и утверждать идею, заложенную художником, теперь скорее ставит перед зрителем многочисленные вопросы, лишь предъявляя ему те или иные фрагменты окружающей действительности. Будь то фотография разбитой машины рядом с объявлением о продаже прав, кирпичная стена с надписью «Здесь был лес», перед которой – целое поле пней, или обрамленный большим знаком вопроса силуэт человека с фотографией множества DVD-дисков вместо мозга.
Стоит заметить, что, несмотря на исчезновение плаката из массовой (да и не только массовой) культуры и его переход в выставочно-конкурсную плоскость, интерес публики к этому жанру не утихает. В разные дни – в начале, середине работы воронежской выставки и даже незадолго до ее завершения – количество посетителей практически не уменьшалось. Поэтому организаторы уже сейчас работают над тем, чтобы по закрытии экспозиции в столице Черноземья отправить ее в другие города страны.

Надежда Конобеевская
Иллюстрация Марина Демченко

Об авторе

Член редакционного совета газеты «Время культуры»

Оставить комментарий