Поиски культурного капитала | «Время культуры»

Поиски культурного капитала

0

Воронеж приехал известный театральный режиссер и продюсер, создатель фестиваля «Золотая маска», основатель и художественный руководитель московского театра «Практика» Эдуард Бояков. С одобрения воронежского губернатора Алексея Гордеева он начал работу по подготовке всестороннего экспертного доклада о путях совершенствования культурной сферы нашего региона. Для исследования под названием «Культурная среда и политика Воронежской области» Бояков привлек столичных и европейских специалистов, деятелей культуры: так, например, в работе примут участие эксперт Национальной комиссии по делам ЮНЕСКО Великобритании Терри Санделл, ректор МАРШ (Независимая московская архитектурная школа) Евгений Асс, один из самых известных российских фотографов Андрей Безукладников, программный директор Международного Московского открытого книжного фестиваля Борис Куприянов, известный российский блогер Антон Носик, один из основателей центра современного искусства «Винзавод» Николай Палажченко и другие.

IMG_2653

Сегодняшний системный подход к развитию культуры в регионе еще некоторое время назад был недостижимой мечтой, ситуация складывалась таким плачевным образом, что образованные люди всерьез задумывались: есть ли у Воронежа и Воронежской области будущее, или на реально обозримый период мы обречены влачить существование заштатной провинции? То был момент, когда мы еще продолжали обладать развитой образовательной и культурной инфраструктурой, унаследованной от предыдущего периода, а вот особая идентичность, чувство достоинства и обязывающая культурная ответственность – все эти драгоценные вещи, которые называют «культурным капиталом», оказались во многом утрачены. С учетом же того, что в Воронеже профессиональная культурная политика с советских времен и не ночевала, мы могли лишь строить гипотетические планы по ее возрождению, безуспешно пытаясь объяснить чиновникам, что это может стать колоссальным воздействием, определяющим жизнь региона на годы вперед. Так, мол, действует лекарство, к которому еще не приспособились всяческие вирусы и болезнетворные бактерии. Теперь ситуация, слава богу, поменялась самым кардинальным образом, нынешняя региональная власть сама начала принимать решительные меры по вовлечению воронежского населения в активные культурные процессы.

Вообще, культурная политика – это средство точечное, здесь эффекты на десятки порядков превышают инвестиции. Вложите в воронежскую экономику государственный миллиард, и что? Это доля процента от валового внутреннего продукта, этого никто и не заметит, кроме прямых получателей средств. Но потратьте тот же миллиард на культуру, и вы сделаете прорыв в будущее – причем, как в сфере экономики, так и социальной жизни. Мы много раньше об этом говорили, но в реальной управленческой практике, как правило, забывали, что и экономика, и политика, и социальная деятельность – все это только внутренние сферы культуры и цивилизации, определенное наполнение той или иной культурной оболочки. С приходом же к власти в регионе Алексея Гордеева стало очевидным, что Воронеж и Воронежская область, с их сложной, многообразной, дробно структурированной деловой жизнью, требуют совсем иного отношения к культуре. Здесь культурное лидерство – жизненная необходимость, а не приятный довесок к экономическому благополучию.

Но такое лидерство предполагает наличие высокоэффективного имиджа региона, а у нас с этим большие проблемы. Мы заученно повторяем «Воронеж – столица Черноземья», но вряд ли эта псевдогеографическая мантра может претендовать на сильный бренд. А меж тем у нас есть о чем говорить по этому поводу. Скажем, воронежская православная духовная семинария старше МГУ почти на 10 лет, оно одно из старейших учебных заведений в России. Сегодня семинария восстановлена, обладает большим научным и кадровым потенциалом, но нового здания по прежнему не имеет – хотя есть уже, как минимум, два архитектурных проекта, которые могли бы украсить Воронеж. Для любого европейского города наличие духовного учебного заведения с почти трехвековой историей – это предмет особой заботы, вне зависимости от господствующего вероисповедания. Почему бы не брать пример с европейцев? Или другая региональная изюминка глобального значения – Костенки. Несколько лет назад доказано, что древнейшие следы современного европейского человека находятся именно здесь. Заметьте – к пяти столбам неизвестного происхождения в Англии ездит весь мир, они присутствуют в любом справочнике туриста и считаются национальным чудом света. А наши Костенки, которые просто просятся стать некоторой площадкой для будущего – например, для инновационных жилищных, образовательных, культурных, туристических программ – покамест влачат незавидное существование.

Впрочем, перечисление исторических ценностей, пребывающих ныне в забвении, можно продолжать долго, но помимо этого необходимо озвучить некоторый минимальный набор текущих, современных достижений.
Главные направления здесь ясны: научно-технические инновации, передовое образование, здравоохранение, жилищная политика, включая благоустройство городской и сельской среды, передовая агроиндустрия. Обратите внимание, что Воронеж и Воронежская область – практически идеальная площадка для отработки и реализации этих направлений. Лучшей просто невозможно придумать. Но здесь мы логично переходим к разговору о второй группе проблем (или социально-культурных угроз), которые по-прежнему существуют в области – кадровых. На первый взгляд, Воронеж и Воронежская область – это, прямо-таки, кузница кадров. В учебный сезон примерно каждый восьмой человек, встреченный вами на городской улице – это либо студент, либо работник сферы образования. Воронеж, действительно, город-университет! Но попросите воронежских муниципальных и государственных служащих написать эссе на заданную тему в сфере служебной профессиональной ответственности – и вы увидите, что уровень готовности к такой деятельности у большинства из них не просто низок, он ничтожен, просто недопустим для современного мира. Тем не менее, эти люди по прежнему хотят оставаться во власти, помогать, так сказать, губернатору реализовывать региональные стратегии. Корень проблемы именно в том, что всерьез кадровой политикой в Воронеже до прихода Гордеева никто не занимался, сотни чиновников, из которых сформировались определенные управленческие или исполнительские группы – это стихийно сложившийся круг людей, появившихся на тех или иных должностях благодаря родству, кумовству и другим принципам круговой поруки.

Да, талантливые и дееспособные люди в органах государственного и муниципального управления постепенно появляются, губернатор Воронежской области фактически осуществляет бархатную кадровую революцию, но дело в том, что вышеупомянутая проблема – системная, это не только вопрос текущей кадровой политики. Воронеж и Воронежская область крайне нуждаются не просто в кадровом обновлении, но и в полноценной, методологически правильно организованной «смене всех» – от политического верха до рядовых исполнителей. Надо грамотно и радикально «лечить» местную элиту и поддерживающую ее опору, формируя при этом тщательно отобранный, целевым образом подготовленный и введенный в деятельность управленческий пул. В противном случае неизбежен момент, когда Алексей Гордеев (какую бы политическую волю он ни проявлял) просто упрется в то объективное обстоятельство, что необходимого числа образованных, подготовленных, элементарно человечески умных и честных людей взять неоткуда.

Итак, о главных объективных параметрах ситуации в Воронежской области мы уже сказали. Это слабые нематериальные активы региона – низкий символический капитал (слабый бренд, малоэффективный имидж), пониженный интеллектуальный и человеческий капитал (кадровая катастрофа). Отсюда и неспособность задействовать важнейшие региональные ресурсы: историю и территорию, специфику миллионного города, развитую образовательную инфраструктуру и, наконец, еще живой статус «столицы Черноземья». К сожалению, в сознании местной элиты до сих пор не укладывается тот факт, что ситуация в экономике города вторична по отношению к этим и некоторым другим социально-культурным факторам. Возможно, с помощью Эдуарда Боякова и команды его специалистов этот процесс примет более реальные очертания.

Кажется, наступает время культурных кардинальных перемен: кадровых, образовательных, социальных – и это не может не радовать. Главная задача – формирование социально-культурной среды, адекватной угрозам и вызовам современности. Это ключевой приоритет. Поскольку именно от проведения адекватной и профессиональной культурной политики, зависит социальная и экономическая будущность Воронежа и Воронежской области.

Сергей Манохин
рисунок Екатерины Докучаевой

Об авторе

Оставить комментарий