Поэтика разума и молекулы души | «Время культуры»

Поэтика разума и молекулы души

0

Уже второй год в Воронеже проходит фестиваль актуального научного кино «360 градусов». Организатор и идейный вдохновитель – московский Политехнический музей – несмотря на более чем вековую историю, растет, развивается и выходит за рамки традиционной деятельности, ищет необычные формы взаимодействия со зрителем, стараясь новым словом разговаривать с современной аудиторией. Так и возникла идея проведения кинофестиваля. Сначала музей успешно нашел общий язык с московской публикой, а потом вышел на открытый диалог с Воронежем.

360-grad

С 29 октября по 4 ноября при поддержке Правительства Воронежской области, школы эффективных коммуникаций «Репное», компании «Ангстрем» и гражданского собрания «Лидер» самые любознательные воронежцы могли побаловать свои серые клеточки интеллектуальным кино на актуальные темы. Программа кинофестиваля предлагала лучшее из того, что принято называть документалистикой: большинство из представленных фильмов были отмечены экспертами в области киноиндустрии и научным сообществом, а картины «Неверующие» Гаса Холверды и «Экспедиция на край света» Даниэля Дэнсика, по прогнозам критиков, могут побороться и за вожделенного «Оскара».

В этом году организаторы обратились не только к экранным образам, но и предоставили возможность любому желающему поприсутствовать на лекции у знаменитых ученых – таких, как Марк Берколайко или Владимир Воронецкий. За расширением содержания последовало и расширение формы: основная программа, как и в прошлом году, транслировалась в кинотеатре «Спартак», а вот после просмотра зритель мог принять участие в обсуждении научных лент в книжном клубе «Петровский». В Академическом театре драмы им. Кольцова – оценить философскую трилогию Годфри Реджио Qatsi и разобраться в ней благодаря помощи специального гостя – Эдуарда Боякова. Для младшего же поколения организаторы приготовили «Волшебную лабораторию» во Дворце творчества детей и молодежи. А в Воронежском государственном биосферном заповеднике имени Василия Пескова получить новые знания могли уже и взрослые.

Концепция научного кино вполне укладывается в рамки популярного формата «эдьютеймент» (edutaiment) – слияния образования и игры. Современный человек лучше поглощает и усваивает информацию, развлекаясь. Вряд ли простой обыватель назовет поз­навательную лекцию, скажем, по дарвиновской теории эволюции или теории относительности Эйнштейна занимательной, если ее обсуждение будет проходить в душной аудитории. А если с чашечкой кофе или на свежем воздухе, перебиваясь остроумными шутками и яркими образами? Такая лекция способна вызвать у отрешенного гуманитария такой же шквал эмоций, как чтение приключенческого романа. Налицо вечная борьба эмоционального правого полушария и рационального левого. Вот так и возник риторический спор между многодумающими физиками и чувствительными лириками. Хочется продолжить: и во всем городе Вавилоне люди перестали понимать друг друга… Но знак воп­роса един и узнаваем на всех языках мира.

Все начинается с вопроса. Чем чаще первобытный человек ставил в начале своей мысли знак вопроса, тем быстрее он превращался из простого homo, со множеством возможных продолжений, в homo с единственным достойным – sapiens. Чем чаще наш homo, уже будучи разумным, занимал свой превосходящий все ожидания матушки-природы мозг, тем меньшую необходимость он испытывал в самой матушке-природе. Когда же человек окончательно решил порвать со своим «животным» прошлым, то на помощь ему вовремя подоспел жирный знак вопроса, требующий четких и точных ответов. Добившись результатов (одинаково великих и катастрофических), умудренное человечество начинает строительство собственной, рукотворной среды обитания, где разумного человека окружают такие же разумные суперкары, суперсмартфоны, супер-роботы и прочие суперустройства, решающие непосильные для вида sapiens сверхзадачи. Помогло в этом рациональное левое полушарие – пос­тоянный двигатель прогресса. А как же искусство и все то, что мы получили в культурное владение от предков, пользовавшихся благами правого полушария?

Идея совместимости правого и левого, человека-физика и человека-лирика, легла в основу фильма «На связи» Тиффани Шлейн. Что значит «быть на связи» для XXI века, когда человечество уже перестало мечтать о будущем и уверенной поступью шагнуло в него? Исследуя закономерное развитие науки и искусства, режиссер приходит к выводу, что рука об руку с важными открытиями, навсегда изменившими наш образ жизни, идет и культурная революция, подарившая нам «Джоконду» и Шекспира. Взаимосвязанность процессов человеческой мысли, да и общества в планетарном масштабе, Шлейн рассматривает на примере вечнозеленого исполина – секвойи, – поддерживающего связь посредством корневой системы со всей своей «семьей». Цепляясь друг за друга, объединяя полушария, – так, по мнению Шлейн, мы сможем спасти свою планету от вымирания. Что сказать? В единстве наша сила!

Другие же призывают к прог­рессу через борьбу с религиозными предрассудками. Утверждая научное знание превыше всех законов Библии, обвиняя религию в негуманном отношению к человеку, герои фильма «Неверующие» Гаса Холверды – популярные ученые Ричард Докинз и Лоуренс Кросс – колесят по всему миру, пропагандируя научный взгляд на создание Вселенной и такой маленькой песчинки, как человек. Воюя с Богом, знаменитые атеисты не уничтожают нравственные устои общества, а уверяют сомневающихся, что и без религии, без угрозы адского пламени, «вы не пойдете убивать своего соседа». Лекции Докинза и Кросса популярны по всему миру, а их имена – нечто святое для любого атеиста. За полуторачасовую ленту зрителю удалось услышать мнение не только прославленных ученых, но и культовой фигуры в мире кинематографа – Вуди Аллена. А Кэмерон Диаз, тоже принявшая участие в съемках, призывала людей создать свою собственную «огромную научную Библию». За время просмотра фильма зритель может мысленно поприсутствовать на самом многочисленном съезде атеистов, да и просто отпраздновать, пусть и не повсеместный, но все-таки праздник разума. И не судите строго тех, кто не верит: христиане тоже ведь когда-то отказались от множества богов, чтобы восславить единого. Кто знает?

Заманчива идея прогресса, борьбы с предрассудками, становления на новую ступень развития, глобализации мира, глобализации сознания, глобализации человечес­кого «Я», опровергающего знаменитые горьковские слова о том, что «рожденный ползать летать не может». Но встречаясь с чем-то более великим и вечным, с чем-то, что все так же недостижимо, крылья начинают таять, и сверх-Я разбивается о непознаваемость и величие чего-то более таинственного. В постоянной потребительской гонке человек не замечает, как созидая – разрушает, как гонясь за новой мечтой, сметает все на своем пути.

Знаменитое философское киноэссе Годфри Реджио Qatsi заставляет вас сделать остановку на своем пути. «Койянискацци», «Поваккацци» и «Накойкацци» – три произведения о том, как функционирует наш мир и какова в действительности роль человека. Три визуальные симфонические поэмы не содержат диалога: тон повествованию задает музыка знаменитого композитора-минималиста Филипа Гласса, без лишних слов передающая мысли и слова автора. На глазах у зрителя наш естественный мир превращается в промышленную фабрику, где неестественное становится естественным. Сам Реджио называет этот процесс «олосанджелесованием» всего живого. Знакомая картина, не правда ли?

Несмотря на объемную каплю пессимизма, нельзя сказать, что в будущее ученые смотрят со слезами. Скорее, с интересом и страстью. Закрывал фестиваль фильм Марка Левинсона «Страсти по частицам». Физики – теоретики и экспериментаторы – объединили свои усилия для получения самого загадочного элемента, знакомого человеку – бозона Хиггса или «час­тицы бога». Пытаясь найти ответы на фундаментальные вопросы мироздания, читая рэп про протоны, которым придется столкнуться в коллайдере и явить миру чудо из чудес – бозон Хиггса, – ученые отвечают на свои личные вопросы: куда идти дальше? А что, если не удастся эксперимент? Неужели физика как наука перестанет существовать? Новые знания – новые тупики для разума, которыми снабдила умы обнаружившая себя «частица бога». А для ученого – это всего лишь сигнал: самое интересное еще впереди.

За семь дней проведения фес­тиваля бозон Хиггса, или божес­твенный бозон, так или иначе обнаружил себя в умах современного человека, поставив зрителя в условия, когда двигатель разума приводил в движение те молекулы души, о которых сам homo sapiens и не догадывался. Много это или мало? Sapienti sat.

Светлана Осередько

Об авторе

Оставить комментарий