Побег из ДК. О новом Камерном театре | «Время культуры»

Побег из ДК. О новом Камерном театре

0

В одном из интервью Михаил Бычков отметил две важные детали – во-первых, театр строится не для него, а для зрителя; во-вторых, сделать все лучше, конечно, можно было, но у любого творческого строительства есть сроки. Так или иначе, уже на стыке лета и осени мы сможем по достоинству оценить новый Камерный театр.

4-5CuKyzKtc

Мало кто сходу вспомнит, что Воронежский камерный театр расположен в доме культуры железнодорожников имени Карла Маркса. Вероятно, мы уже настолько привыкли к инородным для такого здания интерьерам и к общей атмосфере театра, что его внешняя аляповатость мало кого смущает.

Парадоксальное сочетание того, что «снаружи», и того, что «внутри», весьма забавно в своей ироничности, если вспомнить ту эстетику, в которой работает Михаил Бычков, и стремление Камерного не имитировать театр, а быть им.

Но если отложить в сторону метафизику соответствия формы содержанию и наоборот, то давно уже встают ребром вопросы технического оснащения. Начать, однако, стоит с территориального расположения. Пространство подле гимназии Басова отвечает необходимости театра сохранить за собой место в центре города. Условный северный район, который всплывал некогда в качестве «удачной» диспозиции, вряд ли был бы уместен даже при наличии большой площади под строительство. А потому даже небольшой «пятачок» на Карла Маркса – достижение. Впрочем, для мегаполисов архитектурные изменения в сложившемся пространстве всегда вынуждают работать компактно. Да и сам Камерный театр по умолчанию вряд ли страдает гигантоманией и не претендует на внешнюю величественность.

Архитектурная концепция, как известно, была предложена самим Михаилом Бычковым, и то же касается интерьеров. И техническое задание писалось под его руководством. Воплощением занимаются компания Altius Engineering Construction и воронежский проектный институт «Гипрокоммундортранс».

Стилистически новое здание близко к конструктивизму, но Бычкову в то же время хотелось, чтоб оно сохраняло не слишком современный облик. Облицовочный материал – клинкерный кирпич, который как раз применяется для работы с «историей».Архитектурный образ достаточно простой, все вполне органично, тщательно продумано по компоновке и по зонированию. Надо отдать должно институту и Михаилу Владимировичу – несмотря на помянутую компактность, в новом Камерном будет пространство и для досуга зрителя. Чтобы туда можно было приходить пообщаться, проводить тематические встречи.

Проще говоря, чтобы театр был не столько гладиаторской ареной, сколько культурным пространством, в котором есть шанс и без спектаклей комфортно и приятно провести время.

Вместимость главного зала – 180 мест, что почти вдвое больше нынешнего. Он оборудован по последнему слову театральной и сценической механики и техники. Есть и репетиционный зал, который продумывался и проектировался как большая площадка, на которой тоже можно проводить спектакли.Кроме того – танцевальный зал со специальным покрытием. Он не только репетиционный, но и потенциально экспериментальный. Перехода на балет или мюзиклы ждать не стоит, но на перспективу все три площадки можно будет использовать по разным назначениям. Нельзя не упомянуть и о ноу-хау нового Камерного – эксплуатироваться будет и кровля. В проекте там располагается склад декораций. Но вообще это пространство способно стать сценой, и довольно крупной. Представьте летний сезон – и спектакли на открытом воздухе. В подвальном помещении предполагается зонированный клуб – один с буфетом, другой с библиотекой. Здесь можно будет показывать фильмы (в распоряжении есть 4 видеопроектора и 4 экрана). В работе и выставочный зал для экспозиций и тематический вечеров.

LXnegpfw6Wc

Архитектура внутреннего пространства близка к «лофтовой». Распространенная ныне комбинация бетона и металла с вкраплениями материалов, которые указывают на временной отрезок, на историю – дерево, иногда состаренное, элементы керамики, клинкерный кирпич, плитка, стилизованная под старый кирпич, крашеный кирпич. Так отделывались заброшенные заводы и прочие индустриальные объекты на западе, так они приспосабливались и превращались в современные творческие кластеры. Если говорить об аудитории, то молодежь, на которую явно делается ставка, по-преимуществу будет в восторге от всей этой эффектности, но и более взрослая публика тоже, вероятнее всего, примет новый облик тепло. А если вспомнить о классических элементах в образе Зимнего театра, то таковое разнообразие будет уместно.

Важно отметить, что процесс не прекратился. Творческий поиск, само собой, способен утомить и строителей, и генподрядчика. Но они понимают, что строят и зачем.

В новом техническом оборудовании ничего сверхъестественного, пожалуй, и нет. Но сегодняшнему (уже в скором времени бывшему) Камерному театру не хватает простора для реализации эффектных элементов, для возможности нестандартных решений хотя бы на уровне появления и ухода артистов со сцены. Механизации порядка помянутого Зимнего театра тут, конечно, не предвидится – начиная с опускающейся и поднимающейся авансцены в «Драме». Но создать определенные постановочные эффекты, по мнению Михаила Бычкова, удастся. И будет возможность на этом непаханом поле экспериментировать. А вот световое оборудование и акустика подготовлены уже специально для нужд Камерного.

Возможность работать параллельно сразу в нескольких плоскостях – и ставить свои спектакли, и проводить тематические вечера, и многое другое – дает зеленый свет и принципиально новым для города направлениям. Например, современному балету или драматургической лаборатории – во всяком случае, это то, о чем говорит сам Бычков.

Несмотря на то, что сценография в Камерном всегда вызывала здоровый пиетет, по-настоящему масштабной или бесшовно скроенной назвать ее трудно. Просто потому, что по техническим причинам она должна быть компактной и адекватной внутренней вместимости ДК железнодорожников.Очевидно, что новая площадка позволит больше и активнее зазывать на сцену других постановщиков.

Безусловно, все это скажется и на репертуарной политике. В какую именно сторону она будет направлена – пока сказать сложно. Хотя, учитывая амбиции Михаила Бычкова, запросы аудитории и технические возможности, несложно сделать вывод, что на сцене нового Камерного появится больше пространства для молодой, современной драматургии.

Работы закончатся летом, а после начнется и театральный сезон. Несмотря на творческий характер поисков и решений при строительстве, есть государственный контракт, по которому генподрядчик должен выполнить свои обязательства в определенные сроки. Однако потребуется и время на «обживание».

Скажем так, новое сценическое оборудование подразумевает, что обращению с ним надо обучать технический персонал театра, поскольку все новые системы должны будут работать в комплексе много-много лет. Не говоря уже о том, что и вентиляция с канализацией – тоже немаловажные части единого организма.

Нам остается пожелать удачи и терпения себе, строителям, Михаилу Владимировичу и новому Камерному театру. И ждать, предвкушая, благо что осталось совсем недолго.

Александр Вихров 

Об авторе

Оставить комментарий