По следам Шагала в Израиле | «Время культуры»

По следам Шагала в Израиле

0

Прекрасный сине-фиолетовый мир Марка Шагала открыт для каждого, кто хочет туда попасть. Входом в него являются его картины – такие живые, что наводят на мысли о параллельных реальностях. Однако израильские художники решили обратиться к самим истокам вдохновения Шагала, пройти по тем же местам, по которым прошел он, и передать свои переживания «шагаловских мест» в собственных работах, посвященных памяти великого художника.

_MG_1564

Впервые Шагал приехал на Святую Землю только в 1931 году, когда он был уже в возрасте 44 лет. Целью поездки стала работа над циклом иллюстраций к Библии, который впоследствии стал одной из самых фундаментальных работ художника. К концу его жизни он перерос в огромное «Библейское послание» Марка Шагала, состоящее из множества гравюр, рисунков, картин, витражей, шпалер, керамических скульптур и рельефов, изображающих Святую Землю по библейским сюжетам. Творец считал продолжение традиций Библии своим долгом и назначением.

«Каждому еврею приходится на свой лад создавать и воссоздавать эту землю как пример искусства, культуры и стиля жизни», – сказал он во время одного из своих выступлений.

Художник много путешествовал по Израилю, побывал в Иерусалиме, Тель-Авиве, Хайфе, Цфате, пейзажи которых запечатлел на многих картинах и сделал мировым достоянием. Самой яркой работой Шагала в Иерусалиме стали всемирно известные витражи в синагоге Медицинского центра Хаддаса – серия «Двенадцать колен израилевых». И хотя Шагал неоднократно подчеркивал, что художник не может быть национален, а он сам – совсем нерелигиозен, библейские мотивы и Израиль занимают отдельное место в его творчестве.

«Долгое время я искал свой родной город, но его больше нет, он существует разве что на моих картинах. А теперь вот приплыл к вам, в Израиль. Вы, сдается мне, тоже часть моей картины».

Шагал считается русским и французским художником еврейского происхождения. Он родился в традиционной иудейской семье, жившей в Витебске (тогда еще это была территория Российской империи), потом долгое время работал во Франции, где впервые получил признание и известность. В его картинах отразилась и русская провинция с курами, коровами и петухами, и еврейские корни, любовь к своему народу и израильской земле, и Франция – утонченная, свободная, с неистощимой фантазией.

«Я – за интернационализм, который когда-нибудь наступит. Но у каждого дерева должны быть корни в его собственной земле, и только такое дерево может дать плод сколько-нибудь ценный для интернационализма».

Видение Шагала настолько самобытно, так не похоже на все, что было раньше, что после первой же его выставки в Берлине в 1914 году у него появились поклонники и подражатели, и это стало одним из толчков для зарождения нового направления в искусстве – экспрессионизма.

То, как он видел мир, вдохновляет и сегодня. Художники Земли Обетованной решили пройти «По следам Шагала в Израиле» и попытаться взглянуть на места, в которых он побывал, его глазами. Так союзом профессиональных художников Израиля была создана экспозиция, посвященная 125-летию со дня рождения живописца. Эта передвижная выставка, состоящая из 30 картин, успела побывать на родине художника, а теперь приехала в Воронеж по инициативе Израильского культурного центра НАТИВ. Вернисаж состоялся 19 октября в художественном музее имени Ивана Крамского. Событие совпало с открытием в Воронеже одной из крупнейших синагог в России, которую отреставрировали к ее 110-летию. И это далеко не первые шаги в налаживании культурных связей с Израилем: не так давно у нас прошли Дни Израиля, Фестиваль израильского кино, выставка Димы Брикмана «Иерусалим не просто город», некоторые работы Шагала побывали в Воронеже в рамках выставки, посвященной русскому авангарду, привезенной Краснодарским музеем.

Творчество Шагала объединяет людей, в нем абсолютно неотделимы друг от друга Россия, Франция, Израиль. Удивительно, насколько искусство может стоять вне национальностей, когда оно создается через сердце. Это, наверное, самое важное в картинах Шагала – непосредственность. Он обладал совершенно поразительной непосредственностью в жизни, в искусстве, в отношении к тому, что видел и в способе выражения того, что чувствовал.

Видение художника само по себе является довольно любопытным феноменом, ведь известно, что каждый видит только то, что хочет. Возможно, корректнее было бы сказать: может, потому что то, как человек смотрит на мир, является следствием всех составляющих этого человека качеств: его истории, опыта, мыслей, настроения, желаний. То, как мы видим мир, показывает, из чего мы состоим, поэтому в выражении себя через любые виды творчества есть определенный риск, сопряженный с демонстрацией самых глубоких идей и переживаний. А художники в каком-то смысле наиболее обнажены внутренне, так как картины передают их непосредственное визуальное восприятие всего, что их окружает. Мир, который видел Шагал, полон воздуха, фиолетового и синего цветов. Если почитать автобиографию художника «Моя жизнь», сразу станет ясно, что характер живописца полностью отражен в его картинах со всей наивностью, легкостью и глубиной, ему присущими.

00053

Он учил не гоняться за эстетичностью, а видеть настоящую суть явлений: «Конечно, искусство радует глаз и все такое, но у самого искусства глаз нет, оно кроется в потаенных глубинах вещей».

Он не любил говорить о своих произведениях, не любил, когда живопись облекали в слова: «Искусство, сведенное к поиску формул, вовсе за счет этого не обогатилось».

Для него картины были исчерпывающим средством общения, он был предельно честен в том, что делал. Вот почему столько современных художников, вдохновленных его творчеством, попытались пройти по стопам Шагала, увидеть то, что видел он, попробовать посмотреть на это глазами великого живописца.

Многие из работ, представленных на выставке, были созданы на пленэрах в Израиле, в местах, связанных с именем Марка Шагала: «Дерево» (Иосиф Йосаде), «Вид Иерусалима с оливковым деревом» (Анна Манзон), «Яффо. Порт» (Борис Караванов). Были и такие, как, например, «Дом Шагала в Витебске» (Герман Непомнящий) – там прошло детство художника, там его окружали те самые коровы и петухи, которых он рисовал на протяжении всей своей жизни. А на картине «Белла» (Андриан Жудро) изображена первая жена живописца, главная любовь его жизни и вдохновительница, глядящая на нас со многих полотен. Также в выставку вошли различные вариации на работы «Последний полет» в исполнении Виктора Кинуса и «Скрипач на крыше» в исполнении Ильи Хинича. Главной идеей выставки был диалог с Мастером, попытка поучиться у него ощущению красоты окружающего мира, возможно, даже разгадать секрет легкости и полета, которыми переполнены его картины.

Пейзажи Хайфы, Иерусалима, Тель-Авива, Цфаты, вдохновлявшие Шагала, стали мировым символом древней израильской культуры, художественным образом, который можно увидеть собственными глазами, пережить и попытаться воссоздать на свой лад, как и завещал великий живописец. Для каждого художника, участвовавшего в создании выставки, «шагаловские места» стали личными открытиями, которыми они и делятся с нами.

Татевик Миразизян

Об авторе

Оставить комментарий