Игра на эндорфинах | «Время культуры»

Игра на эндорфинах

0

30 мая в зале воронежской филармонии состоялся концерт французского джазового коллектива Жаки Террассона.

террассон

Выступление музыкантов завершило первые воронежские «Джазовые сезоны».

Жаки Террассон – признанный во всем мире музыкант, выдающийся импровизатор, композитор и джазовый пианист. По словам исполнителя, вся его жизнь проходит на стыке европейской и американской культур. Соединение этих двух течений является основополагающим и в создании его музыки. Террасон вырос в Париже, а музыкальное образование получил в американском колледже Беркли, где начал уже серьёзно изучать джаз. Победа в джазовом конкурсе открыла для Жаки дорогу в джазовый мир. Журнал New York Times причислил Террассона к числу музыкантов, которые изменят американскую музыку в ближайшие десятилетия.

В своём творчестве Жаки объединяет классическую музыку с джазом, создавая очень изящную, и в то же время экспрессивную мелодию. На встрече с журналистами Жаки признался, что хочет сочинить партитуру для хора, и надеется, что эта мечта обязательно воплотится в жизнь. Кроме того, Жаки планирует создать уникальный проект – дать концерт на вершине одной из альпийских гор.

В своих выступлениях Жаки, которого часто называют «пианистом счастья», легко меняет ритм и настроение музыки. Концертную программу в Воронеже трио начало с мягкой, но одновременно динамичной композиции, после чего ритм всё больше и больше ускорялся, а звук становился ярче и необычней. Медленная лирическая мелодия с лёгкостью переходила в быстрый, далёкий от романтизма, этюд или же заменялась ударным соло. Делая ставку на контрасты, музыкант действительно погружает зал в состояние легкой эйфории, в котором зрители с охотой включаются в музыкальный процесс.

В этот раз музыкальную игру со зрителями случайно начал барабанщик трио. Когда в произведении были паузы, ударник издавал щелчок пальцами. Это длилось больше одной минуты, и аудитория решила тоже поучаствовать в импровизации. Сначала щелчки зрителей были неравномерными, но спустя какое-то время звук стал однородным, как будто это делал один человек. Заинтересовавшись в музыкальном диалоге, аудитория продолжала игру почти до конца выступления. В финале публика, получившая во время концерта хорошую дозу эндорфинов, громко аплодировала и два раза вызывала музыкантов на бис.

Об авторе

Оставить комментарий