«Балетные шедевры в оперной классике» | «Время культуры»

«Балетные шедевры в оперной классике»

4

Премьера в Театре опера и балета представит на одной сцене хореографию мастеров прошлого века, созданную для оперных постановок Большого театра.

afisha.od.ua

«Балетные шедевры в оперной классике» поставил для воронежского театра известный танцовщик и балетмейстер Владимир Васильев («Анюта», «Золушка», «Макбет»). В новый масштабный спектакль вошли «Польский акт» хореографа Ростислава Захарова из оперы Михаила Глинки «Иван Сусанин», «Вальпургиева ночь» Леонида Лавровского из оперы Шарля Гуно «Фауст» и «Половецкие пляски» Касьяна Голейзовского из балета Александра Бородина «Князь Игорь». Балетные партии будут гармонично дополнены ариями и хоровым исполнением. По словам Владимира Васильева, спектакль возвращает целый пласт утерянной балетной культуры.

Спектакль состоится 18 и 23 ноября.

Об авторе

Редактор сайта, журналист

4 комментария

  1. й опубликовано

    Cпекталь получился настолько ярким , необычным. великолепным- что зал ревел от восторга. впервые может быть воронежцы почувствовали в себе гордость за то , что наш театр в состоянии создать шедевры во взаимодействии с великолепной музыкой. собственно неожиданно для нас (публики) родился новый жанр оперно-балетный. А театр вдруг ощутил свою способность создавать такие шедевры. Без особых преувеличений можно констатировать , то такие спектакли можно показать в любом театре мира( как сейчас модно говорить -на любой сценической площадке). Вострог и гордость за театр. Можно не сомневаться , что если в знаменитых «русских сезонах » в начале прошлого это уже состоялось у Дягилева. реакция Парижа и Европы была понятной.   В первом  акте музыка Глинки-истинного русского гения в музыке, давно не слышимая у нас, потрясала своим великолепием, богатством оттенков и интонаций, Она была виртуозна, и пожалуй, в этом превосходила музыку Моцарта. Но намного проникновенней, душевней, ярче. Балет должен был соответствовать ей. И наши танцовщики , понимая это , старались изо всех сил. Чувствовался неслыханный подъем. Некоторые недостатки в технике с лихвой перекрывались энтузиазмом исполнителей. А хор, в особенности, пробирал до последнего нервного окончания. Эффект усиления впечатления от танца хором и солистами был создан блестяще. Были привлечены истинные мастера этого жанра. Воронежские и из Москвы.Певое действие закончилось с триумфом. Но мы и не предполагали, что далее последует нечто, что создаст в наших душах непреходящий восторг от происходившего. А Васильев? В антракте он пробежал по фойе , скромный незаметный, простой, как все гении. Как бы боясь, что его узнают. Но никто не решился остановить его. от охватившего всех благоговения перед Мастером. Да и никто и не претендовал запросто с ним  пообщаться. как с равным, чувствуя огромную дистанцию. Но при этом все сопровождали его восторженными взглядами, возможно смущавшими его. И поздравить, и благодарить. и припасть к ногам. Но и впереди были ещё два акта.  

  2. й опубликовано

    18 ноября 2012г. свершилось событие, которое ждали с нетерпением и тревогой многие любители и поклонники нашего театра оперы и балета. Премьерный показ «Балетных шедевров в оперной классике» он назывался «прогоном»,  но нам было все равно. Сути это не меняло. Известный всему свету балетмейстер В. Васильев согласился поставить в нашем театре три мини спектакля. Впечатление от увиденного и услышанного превзошло все ожидания. Первый акт- это сцена бала при дворе польского короля Сигизмунда. Зрители, давно не слышавшие музыку М. Глинки , были зачарованы чудесными звуками мелодий, пробуждащих у русского человека прилив гордости за нашу отечественную культуру. которую для нас создали наши великие композиторы. Изысканность , изящество звучания , виртуозность исполнения , поначалу вызвали опасения , что уровень балета не сможет полностью соответствовать гению Глинки. Но опасения рассеялись, когда мы увидели сам бал. Это было потрясающее зрелище, отмеченное рукой второго гения. Вокальное сопровождение многократно усилило общее впечатление. Зрители с замиранием сердца сопровождали каждое движение в танце и готовы были простить любые возможно возникавшие на глаз придирчивого критика неточности. Но тот порыв самототвержения, желания выложиться, продемонстрированный нашими артистами балета,  был выше всяких похвал. Возникло даже ощущение. что Воронежцы открыли для себя некий новый мир, дотоле не проявлявшийся так искусно. И этот мир сотворён нашими артистами. Они тоже, а может быть и в первую очередь, были окрылены общением с великим мастером и прекрасной идеей осуществления наяву прекрасной затеи с этими шедеврами. И именно они были избраны им для её осуществления.  Зрители неистовствовали от лицезрения этого праздника. А Васильев? В антракте он скромно проследовал по фойе театра, невысокого роста, скромно одетым, стараясь остаться незамеченным. Но мы узнали его тотчас, не решаясь подойти и высказать ему слова признательности и восхищения, и сопроводили его явление среди нас признательными и счастливыми взглядами в впрочем неназойливыми. Однако именно так наверное и выглядят эти великие люди, внешне от нас не отличимые, но несущими на себе печать гения.
    Мы еще и не подозревали, что нас ждет во втором и третьем отделениях.
    Ш. Гуно и тем более «Фауст» — для нас абсолютно неизведанные тайны. в оперном исскустве. Мы неизбалованы ими и иредко к нимм прикасаемся фрагментами, но вот они здесь, рядом , они на нашей сцене. как воплощение наших давнишних несбыточных мечтаний. Второй акт прошел под знаком высокого блаженства. Глубокая, проникновенная, пронизывающая сознание музыка, принадлежавшая другому народу, теперь была нашей, Она была с нами. И казалось, что балетная группа, выложилась полностью,очутившись во владениях потусторонних сил, устроив нам незабываемую вакханалию и взбудоражив наше воображение. А мощные голоса солистов «Сатана там правит , там правит бал» все это предуготовили и сделали необходимый переход от земной ночи к Вальпургиевой, заставляя нас поверить в реальность другого мира и всего, творящегося на сцене.
    Последний акт был триумфальным во всех проявлениях. Богатство музыки уже предполагало успех. А вокальное сопровождение  могло бы и самостоятельно завершить начатое и не испртить замысел действа. А оно его лишь усилило. Р Дюдин в образе князя Игоря был так убедителен, мы были на стороне князя, который не забыл о Родине, даже попав в такую роскошную обставку в плену. Ради него, его дружбы  хан был готов продемонстрировать все свое гостеприимство. Но как это сделал Васильев!. Он показал нам вихри и искрометных танцев, в которых были мелодии воинственных кочевников, пляскивоинов- ратников, и танцы наложниц, завораживающие ритмы степей и необъятных просторов с гиком проносящихся перед зрителем. А  божественная музыка все время переносила нас и князя на Родину, где осталась княгиня, и плачущий русский народ и напутствие князю на побег. на отмщение. Когда-то мы читали о триумфальных «русских сезонах», которые Дягилев показал в Париже Франции да и всей  Европе. Теперь мы убедились в возможности этого и справедливости мнения о том , что русское искуство — это глыба, это монолит, который другим народам не под силу. Бородин это доказал всему свету. А Васильев создал новый жанр балетно-оперного искусства. Отдельно можно сказать о хоре. Хор очень сильно способствовал восприятию всего действа.  Он многократно усиливал воздействие на слушателя и зрителя. Он ошеломлял своим величяием  и монолитностью. Хор был так необходим в этом новом жанре. Такие шедевры нельзя замыкать только ыв Воронеже . Они должны принадлежать миру.  
     

  3. Анатолий опубликовано

    Первый комментарий в разгаре описания вдруг исчез с экрана. Я подумал, что потерян и сочинил другой. Второй более полный , прошу его оставить . И назвать «Взгляд из зала». тогда всё будет закончено и у меня не будет претензий. С уважением . Анатолий Краснослободцев.

  4. Евгения Глуховцева опубликовано

    Анатолий, спасибо за развернутый и содержательный комментарий. Действительно приятно, что мы имеем возможность видеть постановки такого уровня в Воронеже. Это очень ценно. И не менее ценно, что в Воронеже есть зрители, способные почувствовать и понять такие спектакли.

Оставить комментарий